Eng.   Рус.
 
 



Сергей Дорофеев: «Когда начинаю углубляться в самого себя, понимаю, кто я без Бога?..»

Изображение

Сергей Дорофеев – человек новый на украинском ТВ. Однако заметный. Имеем в виду не только то, что он получил главную национальную телевизионную премию Украины «Телетриумф-2012» в номинации «Интервьюер года»Его человечность и интеллигентность гармонично сочетаются с острым умом и динамизмом. А также с умением слушать и открывать людей, проявляя искренний интерес к ним. (Смотрите программы «Портрети» и «Час. Підсумки дня» на 5-м канале.)

Я наталкивалась на несколько интервью, где Сергей говорил о Боге. Между строк и прямо. Это все в комплексе и стало поводом для нашего разговора о вере.

– Мне часто задают вопросы, дескать, зачем в своих интервью вспоминаю Бога?  Скажу откровенно: я не играю никакой роли. Я такой, какой есть. Если о Нем говорю, значит, для меня тема Бога близка. Мне кажется, она важна в принципе, т.к. позволяет обществу самонастраиваться.

– Кое-кто из глав традиционных Церквей, а особенно лидеры протестантских общин, считают, что в Украине общественно-политическая и экономическая ситуация изменится тогда, когда украинцы по-настоящему обратятся к Богу, дескать, живая вера диктует новую модель поведения. А Вы как думаете?

 Конечно. Только благодаря этому и могут начаться изменения в стране. Мой духовный отец (он остался в Беларуси) говорит, что только тогда, когда большинство людей будет жить по-христиански, мы сможем со смирением сказать Богу: «Мы – рабы ничего нестоющие, потому что сделали, что должны были сделать» (Луки 17:10). Кстати, хорошо зная Евангелие, он умеет находить цитаты, которые просто разблокируют голову в нужные моменты.

– Но ведь, исходя из социологических опросов, свыше 70% украинцев считают себя верующими. Тогда почему мы так плохо живем?

–  Когда люди утвердительно отвечают на вопрос «Верующие ли они?», то, очевидно, не понимают, что такое быть по-настоящему верующим.

Приведу такой пример. Не для осуждения. Как-то в Мамаевой слободе мы отмечали очередную годовщину создания 5-го канала. Жена одного из наших сотрудников, зная, что я из Беларуси, где действует Православная Церковь Московского Патриархата, поинтересовалась, зайду ли я в церковь, которая поблизости. Я удивился такому вопросу:

– Почему нет?

– Так ведь это храм УПЦ КП! - ответила она.

– Ну и что?

– Лично я посещаю лишь церкви УПЦ КП, а в другие не хожу! – резюмировала моя собеседница.

По правде говоря, не знал, что сказать в ответ. Я хожу в Киево-Печерскую Лавру, УПЦ (МП). По меньшей мере, раз в две недели бываю во Владимирском соборе, УПЦ КП. Совсем неподалеку от моего дома – храм, который принадлежит УПЦ (МП). Когда бываю в гостях у сестры в Италии, могу зайти в костел. Т.е. принадлежность к Патриархатам – последнее, о чем я думал.

Мне кажется, рассуждая так, мы по живому режем наше общество в соответствии с религиозной принадлежностью, что является большим грехом против Бога. Кто дал нам право быть мерилом истинности веры?.. Ведь все христианские конфессии, как и христианские деноминации, – одно Тело Христово. Да, обряды разные, убранство храмов отличается, история у Церквей своя, но устремления каждого из нас должны быть направлены на созидание. Вот когда каждый из нас это постигнет, многие проблемы исчезнут.

Однако есть и другая крайность. Когда слышу заявления некоторых украинских политиков, мол, нужно объединить все три Православных Церкви в одну, на это часто в эфире отвечаю: «Послушайте, здесь вы слепо следуете Символу веры (верую... во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь) и не более того. Сейчас  объединить три Православных Церкви, не разрешив их противоречий, означает – заложить взрывчатку под дом, который строится». Вообще, все клерикальные крайности наносят раны такому еще духовно неокрепшему украинскому обществу.

–  Так происходит, наверное, потому что мы не знаем Бога как Любовь.

– Не знаем.

Два года назад я познакомился с одним священником Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Он служит в маленькой церкви при одной из столичных больниц. Там многое было сделано его руками. И вот храм сожгли, написав: «Раскольники!» Действительно, существует такая позиция, что УПЦ КП – неканоническая. Тем не менее, вопросы каноничности нужно решать без радикализма, тонко, обдуманно. И принимать решения здесь должны не прихожане, а иерархи. Где же наше смирение? Бог ведь один. Что сделал упомянутый священник? Он своими руками создал храм, при этом меньше всего думая о подчинении одному или другому Патриархату. В политике, общественной жизни... когда человек начинает применять силу, чтобы залечить собственные духовные раны, это приводит к трагедии. Как только будет понимание этого – все изменится.

Блаженнейший Любомир (Гузар) сказал: «Свобода сама по себе не является ценностью. Свобода – это обстоятельство быть человеком». А значит – творить добро. Не на показ. Не потому, что так модно. А потому, что тот, кто делает добро, сам себя совершенствует.

– Сергей, а как Вы оцениваете религиозную ситуацию в Беларуси? Знакомый протестант рассказывал: когда ездил на служение в Минск, сами белорусы говорили, что на его проповедях в зале может находиться сотрудник Службы безопасности Беларуси – в гражданском, очевидно...

 В Беларуси в 2002 году, если не ошибаюсь, был подписан закон о религии, который частично противоречит Конституции страны. Кстати, его критикуют многие международные организации. В Конституции сказано, что каждый человек имеет право на свободу вероисповедания. Белорусская Православная Церковь, в силу своего рода конкордата с правительством, имеет особый статус. Поэтому любые другие религиозные сообщества должны проходить государственную регистрацию, что проблематично. Это же касается и протестантов, о которых Вы говорили. А относительно присутствия сотрудников Службы безопасности на протестантских службах, то Вы меня не удивили: их появление не должно поражать – теперь они повсюду.

Говоря о законодательстве, я при этом не забываю слов своего духовного отца: «Лучше не изменять своим источникам веры, а следовать тому, где были твои родители». Когда Вы спрашиваете о белорусах, то  это, в основном, православные и католики. Протестантов в Беларуси немного. Что касается католиков, я бы не сказал, что они переживают какие-то трудности. Сложнее протестантам.

В Беларуси власть себя усиливает догматами собственной идеологии. Ею пронизано все. Однако  очень опасно, когда религию стараются сделать частью этой идеологии. Этот процесс не происходит открыто и активно. Тем не менее, единичные тревожные маркеры есть.

– Как в Украине, например, перед выборами.

 Мне рассказывали белорусские церковнослужители, что и там перед выборами были пожелания, чтобы с амвона звучали какие-то агитационные фразы. Такую же ситуацию мы видели в России. Наконец, и в Украине. Мы помним недавние выборы в Верховную Раду. Это касается как УПЦ КП, так и УПЦ (МП), а также УГКЦ. Но, думаю, агитационные фразы не провозглашались с хитрым политическим умыслом. Порой тот или иной прихожанин помогает церкви, потом решает идти в политику, избираться... Как священнику здесь не сказать о нем хорошие слова? Политическую культуру - независимо от рода деятельности - мы  в себе еще не развили. К этому нужно идти.

С другой стороны, я снова возвращаюсь к фразам, которые записал от своего духовного отца. Он сказал: «Если провести линию от времен Христа до нашего православия, то она нигде не прервется. Если же взять многочисленные секты (это уже другой вопрос, кого называть сектой, а кого - нет), видно, что многих звеньев просто не будет хватать». Я хочу обратить внимание читателя на эти слова. Государство должно оберегать веру, которая существует на его территории, но не вмешиваться в церковные дела. Важно найти эту грань.

– Как-то пастор церкви «Дом хлеба» (Сакраменто, США) Александр Шевченко, кстати, довольно известный в Украине, рассуждал, какая непутевая была советская власть, не понимая, что по-настоящему верующие люди являются законопослушными гражданами, ответственными работниками и любящими семьянинами.

 Согласен. Давайте вспомним немного истории. Долгое время царь был главой Церкви, помазанником Божьим. (Часть Украины входила в состав Российской империи). С этим осознанием люди рождались и умирали. Так менялись поколения за поколениями. В советские времена Церковь была отделена  от государства. Точнее сказать, была гонима и выживала, как могла. Правда, когда власти было нужно, она Церковью пользовалась. В 1990-х годах, после распада СССР, Церкви пришлось заново выстраивать отношения с государственными институтами. И вот сейчас, на мой взгляд, ни в коем случае нельзя нарушать эту духовную связь между Церковью и государством. И связь эта должна быть одна - не политическая, а именно духовная. Иначе говоря, должна быть морально-этическая регламентация поведения индивидуумов.  

– Недавно в программе «Час. Підсумки дня» Вы, говоря об украинской политике, возмущались, мол, а как же христианские ценности?.. Думаете, отечественный политикум волнуют такие вопросы?

 Я знаком со многими политиками из разных лагерей. Украинская политика – очень своеобразная. Такую не встречал нигде. Больше всего меня в ней поражает лицемерие.

В домах многих влиятельных людей висят иконы. Они знают молитвы. Иные даже стараются жить по Божьим заповедям… дома. А на работе живут по законам этого мира. Иначе, как они считают,  их «съедят». Но так нельзя. Человек не может быть верующим дома, а на работе - нет. Как только он открывает себя для фарисейства, оно инфицирует его всецело, и человек несет эту духовную болезнь домой. Политика - вещь сложная. Знаю только нескольких политиков, которые следят за своей внутренней чистотой и на работе. Это сложно. Почти невозможно.

– Это называется духовной шизофренией.

 Знаете, я много встречал людей, которые говорили, что, приняв крещение, они стали православными/католиками, но верующими так и не стали. Одной из причин этого, например, называется отсутствие понимания – как могло произойти непорочное зачатие Сына Божьего. Говорят: ну как такое может быть? Когда человек старается постичь Бога разумом, это – путь в никуда.

– Сергей, а Вам сложно было перейти от осмысления Бога интеллектом к переживанию Его сердцем?

 Когда начинаю углубляться в самого себя, то понимаю, кто я без Него?.. Одно могу сказать: если бы не вера, меня б, наверное, уже не было...

– Почти два года назад Вы переехали в Украину, фактически, начав жизнь заново. Наверное, чтобы решиться на такое, нужно было сделать шаг в вере.

– У меня не было другого выбора. (После неудобных вопросов главе ЦИК Беларуси в день президентских выборов в 2010 году Сергея уволили с канала ОНТ. – Ред.)  Конечно, я тогда просил помощи у Бога. Менять страну в 20 лет – одно, а в 30 – совсем другое. Да, моя жизнь началась сначала. Все, что у меня осталось, – это опыт и желание работать.

– А Вам необходимо, чтобы было ощущение Божьего присутствия?

–  Конечно. Когда я в Его присутствии, ощущаю, что моя жизненная батарея заряжена. Когда же Его теряю, переживаю дискомфорт, даже растерянность. Как будто не хватает точки опоры.

И здесь я хочу вновь процитировать своего духовного отца: «Священник - проводник между Богом и человеком». Однако он подчеркивает: «Священник - такой же человек, как и другие. Поэтому не думай: если встретил священника, значит, ты встретил Бога».

– Наверняка же были моменты, когда, встретившись с Живым Богом, Вы четко слышали и понимали Его?

 Порой, вспоминая свою жизнь, осознаю, что были моменты, когда только Господь помогал. Никто из людей физически помочь не мог.

– Удачно складывались обстоятельства, находились нужные люди…

 У каждого так и происходит. Один говорит, мол, в нужное время судьба свела его с человеком, который и помог. Другой – о том, что какая-то жизненная ситуация годами не менялась, и вдруг помог случай. Правда, я не верю в случаи. По моему мнению, все происходит по Божьему промыслу.

– Сергей, у Вас особое, по-доброму патриархальное отношение к семье. Из Ваших интервью вырисовывается, можно сказать, библейский образ жены: она - №2 в семье, создает мужчине тыл, всюду идет за ним, куда бы того робота не забросила.

 Я не присваиваю ей второй номер. И так же я пойду за ней, куда бы она ни поехала.

– Вам важно, чтобы Ваша жена была верующая?

 Как Бог даст. Кому-то Он дает верующую, а кому-то - нет, чтобы со временем стала верующей. Нет однозначного ответа, почему все происходит так, а не иначе.

У британской актрисы Джулии Ормонд есть прекрасные слова – не ее собственные, а из роли: «Иногда нам кажется, что мы мстим судьбе, на самом деле мы мстим себе». Т.е. если что-то идет не так, как нам хотелось бы, не нужно совершать резких движений, думая, что мстишь судьбе. На самом деле, мстишь только себе. Это гордыня. Ведь все устроено и предусмотрено Богом. Я думаю, что у каждого просто есть свой коридор. Мы не можем резко пойти вправо или влево, так как с обеих сторон стены. Однако амплитуда в несколько шагов вправо или влево нам дана. Потом внезапно коридор куда-то поворачивает. А ты не ждал этого поворота. Однако понимаешь, что нужно воспринимать все как есть, и идешь дальше. Такой мне видится наша жизнь.

Но, говоря все это, я не  фаталист. Господь дал мне ум и руки, значит, я должен принимать решение и действовать. Как сказано, все мы ответим за свои таланты.

Знаете, мне особенно нравится благодарственный акафист «Слава Богу за все!» (Сергей открывает молитвенник и читает. – Ред.):   

"Слабым беспомощным ребенком пришел я в этот мир, и Твой Ангел простер свои крылья, охраняя мою колыбель. С тех пор любовь Твоя сияет на всех путях моих, чудесно ведя меня к свету вечности. Славно щедрые дары Твоего промысла явлены с первого дня и доныне. Благодарю и взываю со всеми, познавшими Тебя:

Слава Тебе, Господи, призвавшему меня к жизни!
Слава Тебе, явившему мне красоту вселенной!
Слава Тебе, раскрывшему предо мною небо и землю как вечную книгу мудрости!
Слава Твоей вечности среди мира временного!"

И дальше там в каждой строке будет «Слава Тебе, Господи».

Мне важно Его благодарить за все, что имею.

Этот акафист советую читать всем - особенно тем, кто делает первые шаги к вере. Его можно читать просто, как художественную литературу - настолько он мудрый и глубокий. И с каждым прочтением будет приходить все большее понимание - как удивительно устроен мир и как все органично в нем взаимодействует.

Беседовала Настя Хамар, РИСУ


Справка РИСУ

Cергей ДОРОФЕЕВ родился в Минске. Окончил Белорусский национальный технический университет.

1999–2004 гг. – работал на радио «Мир», «Альфа Радио», «Юнистар».

Выиграв грант, стажировался в СМИ Чикаго (США).

2004–2011 гг. – работал на белорусском канале ОНТ. Вел программу «Наше утро», ток-шоу «Выбор» и «Выбор +». Занимал должность директора дирекции утреннего вещания.

2010 г. – признан «Лучшим ведущим общественно-политической (публицистической) программы» белорусского национального конкурса «Телевершина».

2011 г. – стал ведущим 5-го канала.

2012 г. – получил главную национальную телевизионную премию Украины «Телетриумф-2012» в номинации «Интервьюер года».

2012 г. – назван телеведущим года по версии журнала Esquire Ukraine.

 



 
 
 
 

 
X
To prevent automated spam submissions leave this field empty.