Eng.   Рус.
 
 

Анонс

Никаких мероприятий не ожидается.



Виталий Ермак: Журналистика – это не работа, а образ жизни

Изображение

В начале 2013 года я со своей сотрудницей Женей прошел курсы журналиста в школе «Новый Журналист» (Ассоциация журналистов-христиан «Новомедиа»). Во время двухмесячного курса было много разных преподавателей, среди которых — известный  журналист программы «Гроші» на канале «1+1» Виталий Ермак. На своем семинаре он рассказывал о том, как нужно проводить журналистские расследования, а также показывал собственные сюжеты. После этого семинара и родилось желание сделать с ним интервью. И вот, в один из пасмурных апрельских дней 2013 года это удалось сделать.

Хотел стать хирургом 

Евгения: Виталик, какая у тебя в детстве была мечта, кем ты хотел быть?

Виталий: У меня был такой момент в детстве, когда я отдыхал у бабушки с дедушкой (меня часто отправляли туда)… Я никогда не говорил о профессиях, но я ходил с блокнотом и ручкой и просил дедушку рассказать, как его немцы мучали в плену. Я – журналист и делаю интервью. Потом спрашивал у бабушки о том, как она доит коз. Тогда я уже говорил о том, что буду журналистом.

Евгения: А сколько тебе было лет?

Виталий: Лет 9-10, малой был.

Евгения: Видишь, какие у тебя были задатки. 

Виталий: Не то что задатки. У меня не было все время цели стать журналистом. Просто я помню этот момент, и с детства меня это интересовало.

Евгения: А твои родители: кем хотели они, чтобы ты стал?

Виталий: Когда родители отдавали меня в музыкальную школу, то я не хотел… Мой лучший друг учился там, и я ходил с ним несколько раз на его уроки. Было очень скучно. В музыкальной школе учат не сразу целое произведение, а какие-то странные гаммы.Одно из желаний моих родителей – чтобы я там учился. И второе – чтобы я был доктором, хирургом. Мне нравится помогать людям, возможно, если бы вернуть время, то я стал бы доктором.

Руслан: Возможно, поэтому тебе легко было войти в роль во время съемок сюжета о докторе «Пи» в программе «Гроші».

Виталий: Наверное.

 

26 июня получил диплом, 27 июня — сделал первый сюжет на работе.

Руслан: Виталик, кто в журналистике стал твоим вдохновителем в избрании этой профессии?

Виталий: Какого-то конкретного журналиста не было, но мне всегда нравилось смотреть телеканал «1+1». В то время была также популярна журналистика НТВ, стендапы (работа журналиста в кадре – ред.) журналистов которой считаются эталонными, которая впитала в себя всю школу Советского Союза и получила мощное развитие. Я смотрел стендапы украинских журналистов «1+1», мне это очень нравилось, и я хотел быть похожим на них. Тогда еще я был малой и не думал об этом.

Евгения: А на кого ты учился?

Виталий: На филолога. Я по профессии учитель украинского языка и литературы. 

Руслан: Удалось ли тебе хотя бы один день проработать по специальности?

Виталий: Нет, я только проходил практику, обязательную на 4 или 5-м курсе. Мне понравилось, дети меня восприняли, взялиу меня номер телефона, общение получилосьJ. Я коммуникабельный по жизни.

Руслан: Виталик, а как произошел этот шаг: переход из филолога в журналисты

Виталий: Мне не была интересна профессия преподавателя вообще. В нашем обществе это не считалось престижным. В 17 лет я поступил, 5 лет учился. Это как раз возраст максимализма – мне нужно самое лучшее от жизни. Быть преподавателем (а сам я недавно закончил учебу и помню учителей – несчастных людей) не хотел. 26 июня я получил диплом об окончании университета. А 27 июня уже пришел на частный телеканал в Одессе, сказал, что хочу у них работать. В этот день сделал первый сюжет у них.

Евгения: О чем был сюжет?

Виталий: Не помню уже. А хотя помню. Это был сюжет о яхтенной регате в Одессе. Мы брали интервью у яхтсмена в кафе.

 

В нашей профессии нужно помогать людям

Руслан: Скажи, а в чем для тебя смысл рисковать своей жизнью? Например, у тебя есть немало авантюрных роликов, когда сидишь перед экраном телевизора и дрожишь…

Виталий: Ну, они же не были авантюрными. Авантюра предполагает что-то бессмысленное. А в нашей профессии ты помогаешь людям. Рисковать стоит ради того, чтобы помогать. Ты несешь какую-то миссию, иногда эта мысль теряется, но в нужный момент можно об этом вспомнить. Это такая профессия. Люди к нам звонят, когда они уже отчаялись и в правоохранительных органах. Сначала просят ЖЭК помочь, потом милицию, суды, прокуратуру, ничего не помогает. Потом они обращаются в СМИ, и часто именно она становится последней инстанцией, которая может помочь. Надо это осознавать и помогать.

Евгения: Есть ли какие-то реальные примеры, когда Вы кому-то помогли и потом зрители позвонили со словами благодарности? 

Виталий: Я к этому спокойно отношусь. Сейчас снимаю сюжет о том, что люди доверились государству и вступили в программу по кредитованию жилья. Они платят 70% своих денег, а 30% - государственных. Но государство так свои деньги и не заплатило, дома не достраиваются, людям жить негде. Я с ними общался, и на встрече они мне сказали: «Вы же журналист, Вы и разберитесь». Им неважно, что я скажу редактору: «мне неинтересно, не хочу это делать, возьмите кого-то другого». Они считают, что это моя работа, они рассчитывают сразу на хорошее отношение. Если я им помогу, то они забудут об этом. Это как доктор спас человека. Пока ничего не случается, они не обращаются. После сюжета в Вышгороде (о незаконном присвоении земель – ред.) люди звонили в редакцию с благодарностью.

Руслан: Сколько обычно звонков о просьбе помочь поступает в день в студию «1+1»?

Виталий: Конкретно в программу «Гроші» - сложно сказать. Но у нас есть специальная девушка, которая записывает все телефонные звонки. И делает специальную таблицу, доступную всем журналистам. Они могут зайти с любого компьютера и взять себе сюжет. Там  появляется около 5-10 тем в день.

Руслан: Как Вы их потом между собой делите?

Виталий: Кто первый зашел туда, кто первый записал фамилию. А в GoogleDocs оно отмечается у всех. Или просто сказал.

Евгения: А ты берешь оттуда темы?

Виталий: Да, как правило, беру оттуда. Я же не буду на улице останавливать людей и спрашивать, а какие у вас проблемы?Чтобы найти сюжет.

 

Я очень самокритичен

Евгения: Задумывался ли ты о том, чтобы полностью сменить профессию? 

Виталий: Задумывался. Потому что работа очень много поглощает сил, энергии. В принципе, я где-то читал, что ученые доказали свойственность человека менять свою профессию раз в семь лет. Но у нас в обществе люди часто не меняют профессию всю жизнь. 

Руслан: А кем бы ты хотел стать?

Виталий: Я бы хотел стать автогонщиком. В идеалеJ.

Евгения: Как ты совмещаешь работу и личную жизнь? Ведь ты постоянно в разъездах. Если не ездишь, то у тебя постоянно мысли о том, что написать…

Виталий: А что такое личная жизнь? Поспать на диване?

Евгения: Например, сходить с любимой девушкой в кафе, в кино. 

Виталий: Как и у всех людей, хватает на это время. У меня день не нормирован, могу отдохнуть в какой-то день, а потом в воскресенье наверстать. Или наоборот. По-разному получается. Не сказал бы, что это для меня большая проблема.

Руслан: Ты любишь смотреть на себя по телевизору?

Виталий: Нормально отношусь. Хотя очень самокритичен. Почему я не причесался, чего я то или другое не сделал.

Евгения: А тебе делают макияж?

Виталий. Нет, не делают. Или другой вопрос: «почему я себе не поправил воротник?». Почему мне оператор этого не сказал? А когда все хорошо – то молодец.

Руслан: А ты помнишь свой самый первый выпуск программы «Гроші»?

Виталий: Да помню. Это был октябрь 2009 года. Выпуск, посвященный выборам.

Руслан: Насколько я знаю, программа «Гроші» не занимается политикой. Почему в данном сюжете использовалась политическая тема?

Виталий: Это было частично связано с выборами. Сюжет о том, что люди готовы за гречку продать свои голоса. А других людей можно купить с помощью продовольственных наборов. Мы провели эксперимент: подходили к бабушкам в городе Буча и предлагали им набор продуктов. Они были готовы голосовать за того, кого им скажу. Мы писали это все на камеру. «За кого голосувати?» За нужного кандидата я давал им сгущенку :-).

Евгения: Ты же потом рассказывал им правду?

Виталий: Да, я говорил им, что это шутка. Такого кандидата, которого я говорил, и не было.

 

На ТВ и радио можно попасть не по связям 

Евгения: Виталик, как твои друзья, знакомые отнеслись к факту твоей известности?

Не появились ли псевдодрузья?

Виталий: Нет. Да какой там известный человек. Видели несколько раз по телевизору... Если они и говорят что-то обо мне, то я об этом не знаю. 

Евгения: А у тебя есть поклонники?

Виталий: Не знаю, не замечал. Я же не публичный человек, у меня простая профессия.

А хотя есть... В социальных сетях, в «жж» пишут «молодец» и что-то подобное. Например, у меня есть на сайте korrespondent.net свой блог, там в комментариях люди пишут о том, что они со мной согласны. «Мы просматривали твои сюжеты, они очень важны». Не то чтобы поклонники. Просто они выражают мне свою симпатию комментариями...

Руслан: Изменилось ли что-то в тебе, когда ты получил премию «Телетриумф»?

Виталий: Это же не только я получил, а вся команда «Грошей». Но мои сюжеты были в том выпуске, который был подан на конкурс. Мы два раза подряд получали «Телетриумф».

Руслан: Считаешь ли ты, что на ТВ или радио попадают только по связям?

Виталий: Нет, я же не по связям попал. Чтобы что-то было, надо трудиться.

 

«Это ВЫ с программы «Гроші»?»

Евгения: О чем ты сейчас мечтаешь? Есть ли у тебя планы на будущее?

Виталий: Не знаю. Думал об этом недавно. О собаке, наверное. :-)

Евгения: Какой?

Виталий: Лабрадоре.

Руслан: А о семье, о детях?

Виталий: Ну да. Я засматриваюсь иногда на детей, особенно на девочек. :-) Я больше хочу девочку, чем мальчика.

Руслан: Виталик, можешь вспомнить какой-то сюжет, когда тебе было реально страшно?

Виталий: Никогда не было страшно, я всегда к этому отношусь с юмором. Помню, однажды приехал домой, парковал машину и вижу: стоит какой-то черный джип на моем месте и мешает заехать на парковку. Я выхожу из машины, подхожу к джипу и прошу водителя отъехать, чтобы я мог припарковаться. Водитель сказал, что сейчас уедет. Сижу, ничего не происходит. Через 5 минут подхожу к машине и прошу ребят, чтобы отъехали. И вдруг открывается окно в машине и слышу: «Это Вы с программы «Гроші?» Я говорю “да”. Уже напрягся как-то реагировать, но мне не было страшно. Оказалось, что они просто меня узнали. Но ночью я услышал это как «это ВЫ работаете в программе «Гроші?» :-) Они говорили не с устрашающей интонацией. И они уехали. В общем, даже в этот момент не было страшно.

Руслан: Даже, когда снимал сюжет про МММ, тоже не было страшно?

Виталий: Было не страшно, но присутствовало ощущение опасности.

Евгения: Адреналин, наверное?

Виталий: Да. Если один или несколько раз получаешь какую-то дозу адреналина, то становишься от него зависимым, есть холодок. Мужчина, как охотник, имеет дело с опасностью. На генетическом уровне ему не чужды моменты инстинктов, опасности. Чувствуя удовольствие, все органы чувств включаются на максимум. Ты лучше слышишь, видишь, быстро думаешь, классно, в общем.

Евгения: Ты любишь свою работу за ощущение адреналина?

Виталий: Работа есть работа. Журналистика — это не работа, а способ жизни. Работа — это как на заводе: ты приходишь, работаешь с 8 до 8, устал, все время делаешь одни и те же движения. Тут не бывает одних и тех же движений.

Руслан: Переживают ли за тебя твои родственники?

Виталий: Да. Мама переживает, папа. «Ты ж там аккуратно. Ты же видишь, какие они, какая страна. Все может случиться. Журналистов убивают и бьют. И вашего Диму побили». Я говорю, что все спокойно, все нормально.

 

Чтобы чего-то добиться, не нужно бояться!

Евгения: Какие у тебя увлечения?

Виталий: Хочу собаку. :-) У меня мало времени. Я же еще дополнительно учусь. В Сипре (Chartered institute of public relations — ред). Там все на английском языке. Это отнимает много времени. Плюс я изучаю дополнительно английский язык (с Нового года перестал ходить). Хожу на тренировки, качаюсь в тренажерном зале. 

Евгения: Может, какие-то единоборства?

Виталий: Ходил на бокс.

Евгения: Вот почему ты не боишься. :-)

Виталий: Та нет. Я просто научился паре ударов + работа + параллельно пытаюсь заниматься пиаром.

Евгения: Т.е., ты хочешь дальше там развиваться?

Виталий: Я хочу еще развиться, усовершенствоваться, еще что-то уметь.

Евгения: Заведешь себе собаку, она завоет от тоски.

Виталий: Я буду ее с собой брать.

Евгения: А как бы ты его назвал?

Виталий: Дуся, если девочку, Лабрик — если мальчика. Это такие имена, которые не нужно придумывать.

Руслан: Это же придется рано утром вставать.

Виталий: 15 лет. Собаки в среднем живут столько.15 лет подряд вставать каждый день в 7 утра.

Евгения: Как ты попал на «1+1»?

Виталий: До этого я работал на телеканале «ICTV», в программе «Факти тижня з Оксаною Соколовою». В это время на «1+1» открывалась программа «Гроші». Я узнал об этом. И меня пригласили туда работать.

Евгения: Тебе нравится на «Плюсах»?

Виталий: Да.

Евгения: Какие там отношения в коллективе, много ли людей?

Виталий: У нас большинство в коллективе — мужчины. Есть три девушки. В коллектив входят журналисты, два редактора и продюсер.

Евгения: А сколько вас в команде «Грошей»?

Виталий: Около 10 человек.

Руслан: Было ли в твоей жизни, что ты снимал сюжет о ком-то, а тебя узнавали и говорили, что ты — журналист программы «Гроші»?

Виталий: Было. Не помню точно, какой это был случай. Я куда-то приехал и хотел что-то спросить «под дурачка», воспользоваться какой-то услугой. И меня узнали и сказали, что я с «Грошей». И я пошел. :-) Провалил задание.

Руслан: Делая сюжеты, какими ты пользуешься принципами (человеческими, журналистскими)?

Виталий: Человеческими, в первую очередь. Ты приходишь куда-то, и тебе чиновник говорит: «ну, пожалуйста, не показывайте меня, вы же знаете, у меня семья, дети». По-человечески я его, допустим, не покажу. Но есть и противодействие: он действует на других людей. Приходится делать по-честности и по справедливости, как и должно быть в обществе.

Евгения: Всегда получается так поступать?

Виталий: Да. По-другому не получится работать.

Евгения: Было ли такое, что ты хотел снять сюжет, показать все по-честному, а редакторы сказали, что так быть не должно?

Виталий: Нет. Мы - программа экономических и социальных расследований.

Евгения: После сюжета о вышгородских землях не было обидно, что местной чиновнице ничего за ее беспредел не было?

Виталий: Ну почему обидно? Мы же вернули земли людям.

Евгения: Но она-то осталась на своей должности?

Виталий: Но она-то оформляла земли на подставных людей. Это уже проблема общества. В нормальном обществе, когда что-то случается, министр подает в отставку, ему стыдно. А нашим не стыдно, им плевать.

Руслан: Глобально в чем ты видишь для себя смысл жизни?

Виталий: Наверное, насладиться жизнью. Жизнь одна, нужно делать по-максимуму. Путешествовать надо.

Евгения: А ты путешествуешь?

Виталий: По возможности, да. У нас командировок не очень много.

Руслан: Что бы ты пожелал людям, которые хотят стать журналистами, но боятся сделать первый шаг?

Виталий: Если ты хочешь быть кем-то, то чего бояться? Если хочешь познакомиться с девушкой, то чего бояться? Если ты что-то хочешь делать и боишься, то у тебя  это наверняка не получится. Нужно не просто не бояться, а добиваться всеми силами. А если тебя нужно заставлять... Сегодня ты себя заставишь, завтра еще кто-то... А потом нужно будет как-то дальше это делать. Не надо бояться делать первый шаг, надо делать то, что тебе хочется.

Евгения/Руслан: Спасибо тебе большое за интервью!

Интервьюеры — Евгения Соколовская, Руслан Скрышевский

 

 


 



 
 
 
 

Предлагаем заказать отделку балкона гипсокартоном вот здесь по ссылке с гарантией от производителя.

 
X
To prevent automated spam submissions leave this field empty.