Eng.   Рус.
 
 

Анонс

Никаких мероприятий не ожидается.



Христианские основы журналистики (книга)

Христианские основы журналистики

Автор: Павел Александров

Вступление

В нынешнюю эпоху информационных войн средства массовой информации становятся могущественной силой, способной преобладать над исполнительной, законодательной и судебной властями. И поскольку сегодня СМИ способны манипулировать массовым сознанием и диктовать свою политику, все более обостряется вопрос: кем избранна четвертая власть, кому подотчетна и каких моральных норм должна придерживаться?

Несмотря на всю сложность формирования журналистской деонтологии (науки о моральной ответственности), можно с уверенностью сказать, что критерии ответственности журналиста находятся, прежде всего, в его мировоззренческой позиции, нравственно-оценочной основе, которая формирует личные мерила добра и зла.

Итак личная мировоззренческая основа является определяющей в деятельности журналиста, его добросовестности и ответственности. Ведь если оперировать трансцендентными категориями, то едва ли найдется журналист, который откровенно признается, что служит злу. В Украине работает немало журналистов, которые стараются жить по наивысшим стандартами честности, но не всегда в их работе можно увидеть добрые плоды. Оправдывая свою недобросовестность, можно обвинить жесткий диктат рынка, административное давление на свободную печать, авторитарный режим и т.п.. Тем не менее глубочайшая причина аморализации медиа лежит не в экономической модели страны или политическом режиме, а в моральной основе журналистики. Каким бы честным и порядочным не был журналист, если в корне его специальности лежит ошибочная система ценностей, то будет ли он способным стать тем миссионером морали, проповедником праведности, в которых так нуждается наше общество. Разве сможет поднять интеллектуальную, моральную, культурную, цивилизационную планку бытия нации?

Печальным фактом является то, что журналистика в Украине отходит от своих задач, становится зависимой от денежных мешков, политизируется и монополизируется отдельными лицами, и как следствие, теряет свою моральную суть. По мнению автора этой работы, такие тенденции будут ощущаться и в дальнейшем, все острее и отчетливей, если основы современного журналистского образования не будут существенным образом изменены.

То есть необходимо изучение христианских основ журналистики как фундаментальной базы для формирования журналистской деонтологии. В Украине на протяжении 70-ти лет господства антихристианской идеологии эта тема не только не разрабатывалась, но и всячески замалчивалась. Вместе с тем, советская журналистская наука с особым вниманием следила за развитием зарубежных религиозных СМИ, анализируя их с точки зрения глобального идеологического противостояния.

Несмотря на провозглашенную религиозную свободу, после развала СССР, и тринадцати лет независимости тема христианских основ журналистики в Украине исследована лишь поверхностно. В освещении этой проблематики украинские исследователи ограничиваются вопросами общечеловеческих, очень размытых морально-этических норм, правил, принципов, которые, в конце концов, мало в чем расходятся с идеями светского гуманизма. Отсутствие конкретики в этих исследованиях и непонимание того, чем христианские моральные нормы отличаются от светско-гуманистических, отбрасывает христианские основы на обочину современной журналистской науки. Рассмотрение христианских основ как атрибута всего лишь журналистики церковной, суживает понятие христианской журналистики, не позволяет ей занять почетное место в сфере образования и науки.

Формирование целостной христианской основы журналистики – кропотливая работа не только религиозных деятелей и церковных газет, но и всех тех журналистов, которые стоят на оценочно-идеологических принципах определенной христианской конфессии и имеют религиозный подход к освещению разных общественных тем.

Сразу отвергнем тезис об идеологическом нейтралитете журналистики. Как гуманитарную, обществоведческую дисциплину, мы не можем рассматривать ее, не учитывая идеологической насыщенности, которая частично или полностью формирует моральный и духовный мир журналиста как личности. А кроме университетской системы образования, идеологическое влияние осуществляют сами СМИ, на примере которых учится будущий журналист. 

Данная работа “Христианские основы журналистики” касается таких вопросов:

1.  Историческое развитие гуманизма как моральной основы современного журналистского образования.

2.  Сравнительный анализ гуманистической и христианской основ журналистики.

3.  Роль и место христианской журналистики в жизни общества.

4.  Тенденции развития информационного мира.

5.  Методология христианской журналистики.

6.  Социальные функции христианской журналистики.

7.  Перспективы развития христианской журналистики.

Освещение этих вопросов в нашем исследовании отнюдь не является исчерпывающим и каждый из них требует более глубокого исследования. Одна из задач этой работы – призвать исследователей уделить больше внимания теории христианских основ журналистики, разработать методологическую концепцию работы журналистов-христиан.

В следующем разделе, в контексте развития европейской модели журналистики как науки, мы рассмотрим ее две диаметрально противоположных философских основы: гуманистическую и христианскую. Сразу уточним термины: гуманизм мы рассматриваем как систему ценностей, моральных норм и правил, которые начали свое формирование в эпоху Возрождения и были развиты просветителями, рационалистами и т.п. Христианскую основу мы рассмотрим как систему ценностей, первоисточником которой было учение Иисуса Христа и продолжено христианскими мыслителями, начиная от ранних Отцов Церкви и по сей день. Термин “христианская журналистика” в этой работе употребляется не только в значении журналистики церковной, но и в значении всех тех журналистских направлений, которые существуют на христианской основе. В общем, можно сказать, что христианская журналистика – это христианские основы журналистики в практическом применении.

Сравнения гуманистической и христианской школ журналистики необходимо для того, чтобы изобразить, насколько далекими от евангельского мировоззрения являются философские основы современного журналистского образования и принципы работы большинства СМИ. Также это сравнение поможет понять причины низких моральных качеств современных журналистов, заставит задуматься над нынешними тенденциями развития информационного мира. 

Гуманизм и христианство в журналистике 

Гуманистическую основу журналистики, которую сегодня преподают в высших учебных заведениях, формировали не одно столетие. Свое начало она берет из философии древнегреческих мыслителей Гераклита и Протагора, суть которой хорошо отражается в их крылатых изречениях: “все течет, все меняется”, “невозможно войти в одну реку дважды” и “человек есть мерой всех вещей”. Эти три тезиса ярко изображают сущность гуманистической философии: все в мире относительно, не существует моральных или правовых абсолютов, человек является наивысшим авторитетом во вселенной. Каким образом это мышление повлияло на мировоззрение Европы, а со временем и на принципы современной цивилизации, - вопрос, требующий отдельного исследования.

Исследуя корни античного гуманизма, необходимо обратить внимание на идеологические убеждения древнегреческих философов. Как видим из мифологии, греческие боги представляли все моральные недостатки человечества: зависть, блуд, измену, распущенность, коварство, месть (например: бог Кротос оскопляет своего отца Урана, чтобы остановить его плодородность, а сам пожирает своих детей, громовержец Зевс постоянно изменяет своей жене Гере, похищает и насилует дочь финикийского царя Агенора Европу и т.п.). В более поздний мифах греки вытворили героев, в жизни которых боги отыгрывали лишь второстепенную роль (Геракл, Тезей, Одисей и др.). В отношениях между людьми и богами не существовало четкого морального кодекса, что заставляло человека быть своим собственным богом и устанавливать собственный моральный закон. Люди становятся более смелыми, начинают воевать с богами, возрастает их самостоятельность в отношениях с высшими существами.

Известный английский теолог Дерек Принс, исследовавший первоисточники западноевропейского гуманизма в античной мифологии и философии, делает интересный вывод: “Гуманизм – это отрицание любой силы или моральной ценности, которая выше человеческой; отвержение религии в пользу верования в развитие человечества собственными силами. Гуманизм не является духовно нейтральным, это осознанное отрицание Божьей силы и власти. Это антирелигиозная религия”.

Схематически вообразить историческое развитие гуманизма можно так: на ранних этапах истории Европы на вершине святости и могущества находился Вседержитель Бог, внизу – грешный человек. Происхождение абсолютной истины было одно – от Бога. Тем не менее настала эпоха Возрождения, и человечество заявило: “Посмотрите, каким замечательным и могущественным является человек. Нужен ли нам Бог?” Человечество опустилось на одну ступень вертикали веры. Потом пришла эпоха Просвещения и человек заявил еще смелее: “Нам не нужен Бог”. Вольтер, Дидро, Руссо и прочие вестники Просвещения воспевали гения человеческого разума, якобы способного найти решения всех проблем человечества. Просветители владели обманчивой видимостью знания, вместе с тем осуждая и отрицая религию. С развитием Просвещения мышление основанное на вере в Бога было отвергнуто как суеверное. Разум начал заменять откровение, самопознание служить средством спасения, предлагая ответы на все вопросы. Философская мысль отдалилась еще на одну ступень от раннехристианской концепции теоцентризма.

Однако в всей этой гегемонии укрепления антропоцентризма и девальвации веры во Всемогущего Бога продолжительное время существовал важный пробел: мыслители Возрождения и Просвещения не могли решить два принципиальных вопроса: о происхождении Вселенной и о происхождении человека. И вот на рубеже 19 столетия возникает важнейшее по своим результатам явление – учение Дарвина. Фактически, дарвинизм заявил: “Нам не нужен Бог, чтобы объяснить, откуда мы произошли. Это сможет сделать теория эволюции”. Теория Дарвина обесценила человека как боготворный феномен и представила его как раба желудка, прямого потомка обезьяны. Позднее Зигмунд Фрейд продолжил работу Дарвина, сведя человека преимущественно к половому влечению, которое он превозносил к политическому, художественному и даже к религиозному уровню. Произошло окончательное падение вертикали веры. Это ярко иллюстрирует известный лозунг Ницше: “Бог умер”, которым он провозгласил тот факт, что концепция Бога-Творца как Личности, которая была единственным источником истины, для человечества умерла.

Таким образом античный гуманизм, со времен Возрождения к нашему 21 столетию, породил многих идеологических монстров: атеизм, материализм, релятивизм, либерализм и прочие идеологии, которые отрицают существование абсолютной истины, абсолютных моральных норм, вместе с тем утверждая, что мораль существует только релятивная, нормы которой изменяются в зависимости от политических, социальных и культурных условий. Выразительный факт: если всего столетие тому писателя Оскара Уайльда осудили и подвергли заключению за гомосексуализм, то ныне западный журналист рискует сам сесть на скамью подсудимых за “некорректное высказывание против сексуальных меньшинств”. Недавно парламент Швеции принял закон, который запрещает священникам публично зачитывать 1-ую главу Послания Апостола Павла к Римлянам, где осуждается гомосексуализм. Вполне вероятно, что в недалеком будущем мы увидим еще не такие парадоксы западного гуманизма.

Вопреки этому, христианское вероучение не испытывало существенных доктринальных изменений на протяжении истории. Несмотря на раскол на католицизм и православие в 11 в., возникновение протестантизма в 15-ом, христианство всегда сохраняло понятие абсолютной морали и абсолютной истины. Беря за печатные первоисточники христианства книги Святого Письма, следует отметить, что библейские тексты остаются неизменными и актуальными сегодня как и почти 2000 лет назад. За это время Библия пережила более разнообразную и мощную критику, чем любая другая книга. По словам итальянского религиоведа, автора бестцеллера “Гипотезы об Иисусе Христе”, Витторио Мессори, ни одна другая религиозная или философская идеология не выдержала бы такого шквала критики, которую пережила Библия и христианство.

Вольтер, выдающийся французский антирелигиозник, который умер в 1778 году, утверждал, что через сто лет после его смерти христианство будет сметено с земли и станет достоянием истории. В историю ушел сам Вольтер, а через пятьдесят лет после его смерти Женевское библейское общество начало печатать Библию на его собственном печатном станке в его доме. Какая ирония истории. Это напоминает всем известную надпись в американском метрополитене:

“Бог умер”. Ницше.

“Ницше умер”. Бог.

Прежде чем перейти к сравнительной характеристике христианской и гуманистической основ журналистики, важно отметить, что гуманизм не является присущим лишь светским СМИ. Много религиозных изданий, в особенности на Западе, существуют на гуманистической основе. Так же христианская основа не ограничивается религиозными СМИ. Жанры и тематика публикаций в нашем случае не имеют значения.

Чтобы проиллюстрировать, насколько гуманистические корни журналистики отличаются от христианских, воспользуемся сравнительной таблицей.

 

Гуманизм

Христианство

Идеологическая основа

Антропоцентризм

Теоцентризм

Оценка добра и зла

личные мерила добра и зла

библейские мерила добра и зла

Основные общественные ценности

права человека

моральный порядок

Формы ограничения свободы слова

ограничена только Законом государства

ограничена морально-религиозными принципами

Оперирование истиной

релятивизм истин

абсолютизм истин

Социальная основа

Либерализм

консерватизм

Направление редакционной политики

коммерческий прагматизм

просветительский идеализм

 Рассмотрим некоторые сравнения подробнее. 

Тео- или антропоцентризм?

Повторимся, что первым ростком гуманизма стал девиз – “человек есть мерой всех вещей”. Этим выражением человек отрекается высшего абсолюта, нивелирует понятие истины в последней инстанции, справедливого суда. Отсюда, трактовка журналистом добра и зла исключительно из своих убеждений, создание новых «истин», которые отвечали бы требованиям современного общества. Однако, если предположить, что абсолютной истины не существует, то на основании чего можно считать истину одного человека истинней другого (простите за тавтологию)? По каким критериям можем оценивать общественные, политические, культурные процессы?

Переориентация внимания на человека, фактически, является переориентацией на плотские, поверхностные человеческие начала, поскольку невозможно рассматривать целостное человеческое сознание без его устремления к трансцендентному, к Богу. Стремление человека к трансцендентному, является неотьемлемой частью человеческой сущности: не нужно лишний раз доказывать то, что давно доказано многими философами, психологами, богословами. Тот кто игнорирует стремление человека познать трансцендентное становится в оппозицию к первоочередным требованиям своей человеческой природы и ущемляет самого себя, уничтожая в себе и в других естественную потребность духовного роста.

В христианской основе лежит теоцентризм – Бог находится в центре всего, Христос есть мерой всех вещей. Библейские принципы, которые лежат в фундаменте этой концепции являются установленными и неизменными с 1-го века, с того момента, когда их провозгласил в Нагорной проповеди Иисус. “...Невозможно существенным образом описать действительность, не учитывая теологического измерения” – справедливо заметил Папа Иван Павел II в ноябре 1980 года во время выступления в Мюнхене.

Мораль, установленная Иисусом, и ее разьяснение в посланиях Нового Завета являются уникальной нравственной моделью для общества, предназначенной на все века. Эта мораль не является диктатом свыше, поскольку не противоречит человеческой природе, а наоборот, гармонично направляет человека в русло его истинной сущности, чтобы человек не действовал вопреки собственной природе. Христианская мораль ярко противоречит другим религиозным, а также оккультным этикам, которые переполнены разными запретами и предрассудками, вызывающими протест внутренней природы и здравого смысла. Лишенное нормативных требований и сложных ритуалов, Слово Иисуса Христа основывается на любви к Богу и к ближнему, отличается простотой и легкой адаптацией к жизни верующего, является совокупностью Божьих даров для человека.

Человек как кто?

В гуманистической журналистике человек рассматривается как социальная единица, частичка общества. В зависимости от своего поведения он или полезен для социума, или же -  ничтожество, негодяй, “отходы общества”. Таким образом нарушаются права человека, которые так громко проповедует гуманизм. Это ярко наблюдается в печати, когда журналист объявляет подсудимого негодяем, подонком, сволочью, еще до приговора суда, употребляет обидные слова в адрес политиков, государственных деятелей, актеров и т.п.

В христианстве человек – это боготворный феномен, высочайшее Божье творение. Поэтому и отношение к нему есть выше чем в антропоцентричном гуманизме. Уже упоминаемый нами религиовед Витторио Мессори освещает эту идею так: “Если Бог был только совершеннейшим естеством, тогда никто не мог воспрепятствовать топтать не слишком совершенное естество, которым является человек. Но, если Бог стал человеком, если он родился ребенком, если игрался в пыли палестинских дорог, тогда уже невозможно дать пощечину человеку, не дав при этом пощечины и самому Богу”.

Учитывая это, журналист должен стараться не показывать отрицательные качества объекта критики, а большее воссоздавать его положительные качества, акцентируя внимание на том, что в этом человеке достойно, что служит идеалам добра и помощи ближнему, проявлять уважения к окружающему как к тому, кто создан Богом. Справедливая критика не может содержать обидных упреков и слов, которые унижают человеческое достоинство, если ее целью является изменение ситуации к лучшему и осознание критикованным лицом своей ошибки. Наилучшее средство как избегнуть негодной критики человека – руководствоваться “золотым правилом” Иисуса Христа: “И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними” (Луки 6;31). Вечной проблемой человечества является то, что мы судим друг о друге по нашему поведению, тогда как Бог судит по состоянию сердца (Евр. 4;12-13). Поэтому, оценивая того или иного человека, журналист не имеет права выступать судьей; его приговор никогда не будет объективен.

В 1984 году Папа Иван Павел II обратился к работникам СМИ на всех континентах, давая моральные назидания в освещении жизни человека:

“Не изображайте человека обезображенным и деформированным, человека, который противоречит правдивым ценностям!

Придавайте значение трансцендентному, тому, что делает человека достойным!

Не пренебрегайте религиозными ценностями и не насмехайтесь над ними, не интерпретируйте их на основе идеологических схем!

Не ухудшайте других!”

Права и обязанности

Следующим признаком гуманистической журналистики является преобладание прав человека над обязанностями. В современных масс-медиа очень часто слышим о наших правах и лишь изредка об обязанностях. Таким образом концепция прав рассматривается автономно, оставляя самого человека вне контекста. Смещение акцентов на права в конечном итоге приводит к возникновению в человеческом сознании “идеи неограниченных прав”, воплощающейся в крылатых выражениях молодого поколения: “в жизни надо попробовать все”, “употреблять или не употреблять наркотики это мое личное право” и т.п. “Если Бога нет – все дозволено!” – свыше ста лет назад сделал вывод Достоевский.

Последствия воспевания журналистами прав человека – расшатывание традиционных моральных основ, наблюдаем в странах Европейского Союза. Западные журналисты, выходцы из гуманистической школы журналистики, добились всех условий для растления и морального разрушения общества: разрешения властей проводить парады геев и лесбиянок на улицах столицы, легализации наркотиков, эвтаназии, проституции, клубов разнообразнейший сексуальных извращений, однополых браков, прав гомосексуалистов на усыновление детей и т.п. То, что сегодня существует в Бельгии, Франции, Швеции, Нидерландах, постепенно приближается к границам Украины: “адаптируются” ближайшие соседи Венгрия, Румыния, Болгария. Процесс длится. Интеграция стран восточной Европы к Евросоюзу, которая предусматривает не только адаптацию законодательства и экономики стран-кандидатов к стандартам ЕС, но и переоценку культурно-образовательных направлений, фактически означает сближение общественной морали с нормами стран Запада.

В соответствии с христианской концепцией прав и обязанностей человек ограничен в своих правах: он не имеет права употреблять наркотики, не имеет права напиваться, курить, говорить неправду, совершать прелюбодеяние и т.п. Почему? Потому что Святое Письмо говорит четко и безапелляционно: “Или не знаете, что неправедные Царства Божьего не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божьего не наследуют!” (1Кор. 6;9-10). Понятно почему христианская система ценностей в основу современной журналистики не вписывается.

Свобода слова

Этот пункт наиболее дискуссионный. Христианская основа журналистики противоречит гуманистическому принципу полной свободы слова. В христианской основе свобода слова является ограниченной. Ведь, если неограниченная свобода слова оказывает содействие распространению социальных неурядиц, то ли не следует ее ограничить? Понятно, что не с помощью государственных органов (что-то подобное было во времена СССР), а путем изменения моральной основы журналистики, которую преподают в государственных учебных заведениях.

“Свобода печати не должна стать средством уничтожения свободы как таковой, без истины она ведет на путь эгоизма, вульгарного релятивизма, который “наиболее эффективно” и уничтожает культуру свободы – утверждает профессор факультета журналистики Львовского национального университета им. И. Франка Иосиф Лось. - В частности, в Украине, где несколько поколений воспитывались без координирующего влияния аутентичных европейских, то есть национальных и христианских, культурных традиций, абсолютное большинство СМИ подчинено контролю властей, олигархов, космополитических групп. Потому газеты, радио, телевидение, несмотря на относительную свободу печати (она является абсолютной для растлителей сознания!), остаются основным средством пропаганды, которая экспонирует положительный образ правящих элит, фальсифицирует истинное состояние вещей”.

Острая, сокрушительная критика политиков, государственных служащих, деятелей культуры и искусства, оскорбление человеческого достоинства – все это мы наблюдаем во многих изданиях Украины сегодня. Великое множество журналистов, пользуясь своей властью, считают что могут говорить обо всем, что вздумается, как писал Хосе Ортега Гасет, “предоставлять законную силу своим кофейным разговорам”. Закон о свободе совести становится “свободой для бессовестных людей”.

Поэтизация зла и изображение его места в действительности как всемирной оргии сатаны становятся доминирующими элементами в телепространстве и в массовых изданиях, прикрываясь ширмой “объективного отображения действительности”.

Вопреки этому христианская журналистика призывает не поранить словом ни одного человека, однако благословлять все человечество. В частности, в Документе Папского Совета по вопросам социальных средств коммуникации от 4 июня 2000 года утверждено такое положение: “Критики часто отмечают поверхностность и плохой вкус медиа. Утверждение, что медиа отражают уровень публики, не является оправданием; так как медиа сами влияют на мнение публики, то именно они обязаны поднимать, а не опускать этическую планку. Эта проблема приобретает разные формы. Вместо того, чтобы тщательно и правдиво объяснять сложные вопросы, медиа упрощают их или же избегают вообще. Развлекательные медиа выпускают аморальные антигуманные программы, надупотребляя темами сексуальности и насилия. Абсолютно безответственной является позиция, которая игнорирует или недооценивает тот факт, что порнография и садистское насилие портят человеческие отношения, размывают супружескую и родственную жизнь и моральную целостность общества”.

В контексте сказанного, нельзя не процитировать еще один стих из Святого Письма: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф.4;29).

Смирение или тщеславие?

Начиная с 60-х годов ХХ века СМИ на Западе оказались почти полностью под влиянием темной стороны скептицизма – порождения гуманистической идеи релятивных истин. Одним из последствий философии обожествления человека и расшатывания извечных основ стало формирование скептически-критического мышления. Наихудшей формой скептицизма стал тот, который поддерживает сомнения в вечных истинах.

Скептицизм, ставящий под сомнение все, на что направлен является самым трагичным. Люди, которые этим занимаются, сконцентрированы на поисках в других только плохого, так как это помогает подниматься в собственных глазах. Такой скептицизм приобретает лишь форму мудрости, но эта мудрость – с темной стороны.

Ныне в украинских СМИ слухи об определенных людях распространяются как факты. Существуют газеты, в которых ни один номер не обходится без критических мудрствований, журналист, не имея ни малейшего представления о состоянии вещей, вмешивается во все сферы жизни, у него на все есть “собственное мнение”.

Полную противоположность гуманистической заносчивости представляет христианство. Для Иисуса блаженными были смиренные, скромные, тихие, а вовсе не те, кто любыми способами приобретает себе место под солнцем. Примечательно, что в античном мире (философия которого в эпоху Возрождения стала фундаментом для нынешней гуманистической журналистики, как уже отмечалось выше) даже не существовало такого лингвистического выражения, которым можно было передать евангельское понятие смирения. В латинском языке слово “humilitas” имеет другое, унижающее значение: этим словом передавали содержание чего то низкого, рабского, неблагородного, чего-то с неизвестным происхождением, которое не имеет большой ценности. Лишь с возникновением христианства это определение приобрело положительный характер.

“Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк.14;11).

“Ничего не делайте по любопрению или тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя (Фил.2;3)

“Мудрость, сходящая свыше, во-первых чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна (Иак.3;17).

 Не  являются эти слова призывом к самоцензуре?

 Некоторые аспекты тенденций развития информационного мира 

Масс-медиа и современная философия: от постмодернизма к постреальности 

“Мир изменился” – так охарактеризовали мировые средства массовой информации новый исторический период после теракта 11 сентября 2001 года. В падении башен Всемирного торгового центра аналитики усматривают кардинальное изменение политического мироустройства и новую фазу глобального противостояния сверхдержав и международной сети терроризма. Но еще за десять лет до этого, во время войны в Персидском заливе 1991 года, изменился мир информационный. Операция американо-британских войск “Буря в пустыне” в Кувейте стала первой в истории телевизионной войной, разделившей мир на реальный и транслированный. CNN изображала войну в Персидском заливе фразами типа “Сегодня мы предлагаем вашему вниманию 15-ый день войны”. Ужасные реалии войны превратились в зрелище, настоящие человеческие трагедии – на развлекательные драмы. Агрессивность и зрелищность телепространства стали неотъемлемыми атрибутами новой исторической реальности, вернее, псевдореальности, поскольку реальный мир, реальные человеческие несчастья далеко не зрелищны. Последняя война в Ираке и ее освещение в СМИ подтвердила, что за двенадцать лет принципы зрелищности не изменились, а приобрели новые, более циничные формы. Разумеется эти тенденции имеют свою философскую основу. 

Западная культура, которая наводнила нашу жизнь после падения “железного занавеса», принесла на территорию бывшего Союза одно из популярнейший культурных течений второй половины 20 ст. – постмодернизм. Вообще, постмодернизм рассматривают как многозначный комплекс философских, познавательных, эстетичных и научно-теоретических представлений, а постмодерными принято считать культуру, литературу, искусство, как и в других культурных течениях (романтизм, классицизм, модернизм и т.п.). В контексте нашего исследования мы рассмотрим постмодернизм в комуникативистике.

Постмодернизм отличается от всех других течений тем, что его невозможно четко идентифицировать. Основными характеристиками этого направления являются: непринятие любых авторитетов и возможности применения любых норм в жизни человека и отрицание всех претензий на истину. Релятивистская философия постмодернизма подвергает критике все теории, мотивируя это тем, что ни одна из них не имеет права претендовать на истинность. Выступая против существования абсолютных истин, постмодернисты избрали курс на неограниченный чувственный гедонизм, пародию и комедийный нигилизм. Их творческую деятельность можно охарактеризовать, как попытку познать мир не только интеллектуально, а и при помощи иронически-развлекательной чувственности, создавая произвольную интерпретацию общественных явлений и текстов (в том числе библейских).

В постмодернизме текст оторван от контекста, поскольку основной акцент делается не на идею произведения, а на его лингвистику. Смыслом жизни в постмодернизме считается бесконечное движение к самореализации личности, независимой от окружающего мира.

“Нет ничего нового под солнцем” – сказал Экклезиаст. Основные идеи современного постмодернизма можно встретить в учении древнегреческих софистов. Около 450 года до Р.Х. софисты, то есть “учителя мудрости”, учили, что личное представление является единым мерилом действительности, объективной истины не существует, а потому каждый предмет или вещь являются такими, какими мы их видим. Вследствие этого софисты придавали большое значение умению говорить, то есть создавать аргументы за и против. В конце концов, они пришли к выводу, что границы между добром и злом, справедливостью и несправедливостью полностью слились и исчезли. Против этого направления выступал афинянин Сократ (469 г. до Р.Х.), который призывал познать самого себя. Он учил, что познание добродетелей, основанное на четком понятии истинной сущности вещей, является высочайшей задачей человека.

Понятие истины, веры в Бога, искупления и многого другого утратили историческое значение для людей постмодерной культуры. Христианство игнорируется, постмодернисты не считают его плохим, а просто отрицают его претензии на абсолютную истину. Происходит отбрасывание идеалов, традиций и ценностей минувших лет, возрастает отвращение к принятию христианских норм жизни. Круг интересов суживается на потреблении, удовлетворении и самом процессе жизни. Под влиянием постмодернизма происходит невиданный рост индустрии развлечений, потребительских интересов, пропаганда культа тела, плотских желаний, внешнего вида и инстинктов, большой интерес к высоким технологиям. Усилия многих средств массовой информации, в особенности телевидения, направлены на то, чтобы поощрять и поддерживать человека в удовлетворении его плотских начал.

Постмодернисты делят мир на разные группы интересов и мыслят категориями группы, мол, у каждой группы свой язык, свое мышление, свои убеждения. Понятия о добре и зле определяются группой, с которой человек себя идентифицирует. Кстати, христианство постмодернисты тоже относят к одной из культур наравне с другими культурами.

Философией постмодернизма увлекаются преимущественно те, кто не смог реализовать себя, разочаровался в жизни и перестал воспринимать жизнь как черно-белые линии, утверждая, что на самом деле она серая. Высокие компьютерные технологии создают виртуальную реальность для людей, которые не нашли себя в мире реальном.

Развитие постмодернистских представлений в СМИ на протяжении последнего десятилетия 20 века повлияло на возникновение новой формы журналистики – постжурнализма. Общее определение этого явления можно сформулировать так: постжурнализм – это процесс подчинения “логике масс-медиа” политических учреждений, экономики, культуры, общественной жизни, досуга, которые медиатизируются, становятся такими, какими их хотят видеть СМИ. Американские исследователи комукативистики Джон Хармс и Девид Диккенс называют постжурнализмом явление, когда СМИ не отображают действительность, а создают ее, подавая определенный образ как реальное сообщение.

Ныне информационное пространство становится творческой движущей силой всех сфер общественной жизни: от убеждения зрителя в необходимости жевать жвачку от кариеса, к созданию далекого от действительности образа политика, что все мы имели возможность наблюдать в предвыборных кампаниях Украины и России.

Современное общество недаром называют информационным. Сегодня человек получает такое количество информации, которая во много раз превышает ту, которой владели наши предки сто лет назад. В одном номере газеты “New York Times” помещается информации больше, чем простой англичанин 19-го столетия знал за всю свою жизнь. Биологически ограниченный человеческий ум не способен воспринимать такую информационную насыщенность, из-за чего травмируется личность, когда человек уже не обременяет себя трудностью анализа увиденного на экране или причин его появления. Многоразовый повтор новостей приводит к потере человеком чувства исторической реальности, заставляет быстро забывать прошлое. Рекламные ролики с модными “героями нашего времени”, воспевание криминального мира в американских и российских телесериалах, новости, где в 90% информации речь идет об убийствах, терактах, катастрофах, катаклизмах и прочих ужасах, создают виртуальный мир, в котором живут миллионы людей. Возникает вопрос: если человек одну треть своего дня проводит возле телевизора, а вторую возле компьютера, то насколько адекватно он способен воспринимать действительность? Невольно закрадывается сомнение: способен ли человек управлять созданным им же визуально-виртуальным миром?

По словам американского исследователя СМИ Джефри Тоффлера, если один век тому детей воспитывала семья и церковь, то в нынешнем информационном обществе формируется новая личность: родители не имеют времени воспитывать детей, церковь воспитывает лишь ритуально, школьное обучение не имеет христианской основы. Таким образом ребенок воспитывается прежде всего через телевизор, возле которого проводит наибольшее количество времени.

Мир интернета, компьютерных игр и телереальность не совпадают с жизненной реальностью, они создают собственные виртуальные миры, с собственными моральными законами, собственным толкованием добра и зла, собственной модой и стилем жизни. Немало людей, в особенности дети, переносят знания и стиль поведения из виртуального мира в реальный.

На наших глазах происходит информационная экспансия, которая нивелирует роль интеллекта, делает ненужным аналитическое мышление. Все подается в форме образа, который легко глотается, над которым не нужно думать.

В контексте распространения идеологии постмодернизма, создания постжурнализма и виртуальной реальности, задача журналиста-христианина – не только нести людям Божественную реальность, но и изображать ее практическое действие в реальной жизни, показать, как действуют евангельские принципы в политике, бизнесе, искусстве, личной жизни, во взаимоотношениях людей всех национальностей и социальных положений. Журналисту следует постоянно учиться, как указать правильный путь человеку в жизни, как помочь сделать выбор, перед которым он стоит ежеминутно: что ему делать в определенной ситуации,  как определить, что добро, а что зло. Как стать жертвенным для Бога, для мира, для семьи, как развивать в себе подаренные Творцом качества, как не потерять их в вихре земного бытия.

В противовес постмодернистской философии создавать какие-то специальные методы для ее изобличения нецелесообразно: намного лучше пропагандировать добро, чем бороться со злом. Не нужно воевать с тьмой, когда можно зажечь свет! Исходя из этого тезиса, для противостояния идеологии постмодернизма и освещения, созданных ею фальш-миров журналистам можно использовать такие принципы:

1. Разъяснять через СМИ, что абсолютные истины существуют и их нельзя игнорировать. Скажем, в каждой национальной культуре существуют принципы добропорядочности, чести и достоинства, мужества, которые считаются абсолютными. Восход-закат Солнца, кругооборот воды в природе, сила земного тяготения – это абсолютные истины физического мира, которые никем не поддаются сомнению. Учитывая это, не нужно доказывать существования Бога – следует говорить и писать о Нем как о совершенном, достоверном факте. Истина не нуждается в доказательствах.

2. Изображать последствия культа развлечений, потребительского мышления и поклонения высоким технологиям. Высокотехнологическое общество невозможно защитить технологически: хотя бы на примере терактов 11 сентября в США и захвате заложников на мюзикле “Норд-Ост” в России.

3. Объяснять, каким образом личность и группы объединяют свою жизнь на примере литературных произведений, историй из реальной жизни, показать, что только смирение и подчинение человека Божьей иерархии является условием его реализации. 

Генезис толерантности и журналистика 

В процессе общения разных культур нередко возникают противостояния мировоззренческих позиций. Как свидетельствует история, эти противостояния могут привести и к вооруженным конфликтам. Толерантность (с лат. tolerantia – терпение, терпимость к чужим мнениям и верованиям) призвана предотвращать вражду и антагонистическое противостояние  личных интересов. Поэтому каждая конфликтная ситуация на мировоззренческой основе требует поисков такой меры, которая бы выступала как структура диалога.

В журналистской деятельности соблюдения норм толерантности является одним из важнейших условий работы. Журналист должен учитывать объективное существование плюрализма культур, способов, стилей жизни, разных моделей и концепций понимания мира и места человека в нем. Толерантность предусматривает как сохранение субъектом коммуникации своей независимости и идентичности, так и уважение и восприятие других. То есть журналист должен понимать и признавать самобытность и самоценность человека другой культуры, уважать его право выбора, право быть другим в своих вкусах, интересах, привычках, если эти права не противоречат общечеловеческим нормам поведения и не нарушают права других.

В мире существует и обратная сторона толерантности, когда стираются воспитательные и регулятивные функции СМИ. Например, в США и странах западной Европы границы толерантности очень размыты. Существуют определенные социальные табу на критику представителей национальных, сексуальных, религиозных меньшинств, даже, если речь идет об их профессиональной деятельности.

Таким образом генезис толерантности  в историческом и современном измерении имеет и другую логику развития. В постмодернистской культуре толерантность служит своеобразным средством самозащиты. Мол, “я уважаю твою мысль и твое мировоззрение, но у меня своя жизнь и свои ценности, которые являются не менее ценными, чем твои”. Конечно, если следовать релятивной концепции постмодернизма, то идея неограниченной толерантности выглядит логичной и философски обусловленной.

Однако если придерживаться правил вечных истин, веры в Бога и в Его Слово, то вполне правомерным является установление определенных границ толерантности. Скажем, священник обличает человека за грех не потому, что священнику это не нравится или противоречит его убеждениям, а потому что Бог есть истиной, а грех – враждой против Бога. Для журналистов-христиан ширма толерантности, за которой скрывается грех, не должна стать препятствием для справедливого укора. Много христиан сегодня не отваживаются разоблачать грех, поскольку “у каждого своя правда, и кто мы такие, чтобы навязывать им свою?” Такой подход трансформирует идею толерантности в наихудший вариант сосуществования христианства с миром – компромисс со злом.

Итак, толерантность, вместе с необходимой практикой избежания конфликтов, терпимого отношения к другим культурам, верованиям, образам жизни, наносит ощутимый удар по влиянию Церкви на общество, в частности на проповедь Евангелия. Учитывая это, журналист-христианин, с одной стороны, обязан уважать убеждение и свободу выбора любого человека, а с другой – призван откровенно высказываться против фальшивых ценностей секуляризированного мира. Если одна из основных задач христианской журналистики – привлечь внимание людей с другим мировоззрением, чтобы они рассмотрели христианство как возможную истину для них, то, обезоружив себя беззубой идеей неограниченной толерантности, мы никогда не выполним этой миссии. 

Объективная и правдивая журналистика 

Несмотря на общепринятое правило, что журналистика как деятельность должна быть объективной и правдивой, в последнее время все больше известных журналистов утверждают, что эти категории – не более чем миф теоретиков. Суть этих утверждений такова: правдивость журналиста предусматривает, что любое мнение может быть либо истинным, либо ошибочным. Однако, поскольку истина является и философской категорией, то совершенно правдивых аналитических обзоров и комментариев существовать не может – сколько людей, столько и правд. Поэтому, по мнению скептиков, в журналистской практике правду следует воспринимать лишь как точность фактов, а не истинность авторских суждений.

То же самое касается и объективности. Много журналистов, в особенности на Западе, считают, что объективная, совершенно независимая от своего автора журналистика также является мифом, поскольку журналистам, как и всем людям, свойственно иметь свои предубеждения и пристрастия, из-за чего абсолютная объективность недосягаема. Согласно этой логике, от журналистской объективности остаются лишь правила взвешенного подхода и соблюдение этических норм.

Если рассматривать такие определения объективности и правдивости журналистики с точки зрения философии постмодернизма, то в их справедливости можно не сомневаться. Если все в мире относительно, а каждый человек субъективен, то никто не имеет права претендовать на истинность своих рассуждений.

Но если рассматривать эти категории согласно христианской концепции абсолютной истины, то существование объективности и правдивости становится вполне естественным и логически обусловленным фактом.

Объективность и правдивость в контексте христианской основы журналистики – это четкое соблюдение евангельских заповедей как указателя в лабиринте непонятных событий, явлений, тенденций в мире, учение Христа как их мерило. Сопоставляя ситуации из жизни общества с доктринами христианства можно четко определить, где добро, а где зло. Использование евангельских истин в своей творческой деятельности дает все необходимые методы для оценки любого общественного явления и его интерпретации. Снова вспомним “золотое правило” Иисуса Христа: “И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними” (Луки 6;31). Попробуйте найти более объективный способ отношения к окружающим! 

Манипуляция массовым сознанием 

Манипуляция сознанием человека существовала от начала истории человечества. Библейская история об искушении змеем Адама и Евы – яркий прообраз, как человек попадает под манипулятивное влияние того, кто желает держать его в рабстве. Сегодня мы встречаемся с узаконенным созданием человека-раба, которое происходит путем манипуляции массовым сознанием через СМИ.

Оксфордский словарь подает термин “манипуляция” так: 1) акт влияния на людей или управление ими с мастерством, в частности, с пренебрежительным подтекстом как скрытое управление или обработка; 2) вид применения власти, при помощи которого тот, кто владеет ею воздействует на других.

В современном информационном мире манипуляция массовым сознанием через СМИ охватывает все сферы человеческой жизни. СМИ применяют огромное количество средств и приемов с целью убедить людей в том, что идеи, которые им навязывают, являются разумными. Одним из видов такой манипуляции является телереклама, которая создает потребность в определенных вещах, не используя серьезной аргументации, а действуя через привлекательный вид.

Наиболее опасна эмоциональная манипуляция. Например, когда тележурналисты суживают политику до уровня эмоций, выливая на зрителей поток эмоционально насыщенной информации. Слезы, отчаяние, гнев, угрозы изображаемых людей становятся мощными инструментами эмоциональной манипуляции. Из личного зрительского опыта видим, что очень легко убедить общественность в необходимости вооруженной агрессии против государства, изобразив плачущего ребенка-беженца или отчаяние родителей.

Фактически, огромное множество людей принимают ошибочные решения относительно политических, экономических, социальных событий, даже жизни Церкви, под влиянием эмоций, мастерски вызванных журналистами-манипуляторами. Один телесюжет способен вызвать взрыв непредсказуемых эмоций в тысячах квартир.

Английский христианский мыслитель и теоретик свободы прессы Джон Мильтон, в речи к английскому парламенту сказал: “Истина снизошла однажды в мир вместе со своим Божественным Учителем, являя свою совершенную форму, прекраснейшую для взоров. Но когда Он вознесся на небо и упокоились вслед за Ним и Его апостолы, тогда сейчас же появилось нечестивое поколение людей, которые схватили девственную истину, разрубили ее прекрасное тело на тысячу частей и разбросали их на все четыре ветра… С тех пор печальные друзья истины, те, которые осмеливаются выступать открыто, ходят повсюду и собирают воедино ее члены, где бы ни нашли их ”.

Ныне манипуляция осуществляется через отрыв слова от вещи, текста от контекста. В информационных сообщениях часто встречаемся с явлением недоинформированости – изъятием части информации из основного потока, вследствие чего создается полуправдивая, фальшивая информация. Так как информация сама по себе не является знанием, поскольку не дает понимания событий или явлений, - ряд мастерски подобранных фактов может подсознательно подталкивать человека к “правильному” выводу, то есть к тому, который запланировали манипуляторы.

Безусловно, сознательное манипулятивное влияние требует большого мастерства и знаний. Тем не менее, очень часто манипуляция имеет явный характер, когда человек ощущает на себе это влияние. Но манипуляция срабатывает только в том случае, если человек переходит на другую программу действий. Если же человек усомнился в навязываемых ему идеях, если имеет и защищает собственную духовную программу – манипуляция не состоится. По принципу действия манипуляцию можно сравнить с гипнозом. Гипноз требует полной расслабленности пациента: сеанс гипноза не состоится, если человек противится ему.

Итак, манипуляция является не насилием, а соблазном, которому можно противостоять, а можно сознательно поддаться. Много журналистов уходят с работы, выходят из зоны личного комфорта из-за навязчивой нечестной политики собственника, чтобы сохранить совесть.

Если манипулированный человек начинает чувствовать себя комфортно лишь под влиянием манипуляторов – это завершающая стадия и цель манипуляции: жвачка от кариеса придает уверенности, что человек защищен от кариеса, а поливание грязью знаменитостей вызывает лишь чувство стабильности.

Евангельские истины дают способность верующему человеку вести конфронтацию с действительностью на протяжении всей жизни. Оградить себя от манипуляции масс-медиа и не стать манипулятором, возможно лишь охраняя собственную духовную программу и не лениться искать правду, как бы глубоко она не была.

В качестве примера приведем несколько индивидуальных психологических причин, из-за которых журналист сознательно или несознательно прибегает к манипуляции:

1. Журналист манипулирует массовым сознанием, когда преувеличивает свою значимость и считает, что может достичь популярности и признания если будет предъявлять требования и подвергать критике других, в приказной форме приобщая людей к своему мнению.

2. Журналист имеет гипертрофированное ощущение права решать, что надо, а что не надо знать людям, считает, что знает лучше других, о чем можно и о чем нельзя сообщать общественности, уверен, что только он является компетентным в данном вопросе.

3. Журналист имеет зависть и страх конкуренции перед другим изданием или журналистом, у которых что-то получается лучше. Через страх потери популярности журналист прибегает к поискам новых методов привлечения внимания, выдумывает разные “сенсации”.

4. Журналист имеет склонность защищать кого-то, даже, если это приводит к нарушению собственных принципов. Он может слепо защищать партию, политика, бизнесмена, священника, даже, если сам знает, что субъекта его защиты обвиняют справедливо. 

Методология христианской журналистики 

Функции христианской журналистики 

Специфика СМИ, независимо от их идеологический направлений предусматривает выполнение социальных функций, в основе которых находятся объективные потребности общества: обеспечение информацией и рекламой, контроль за деятельностью власти, идеологическое, духовное влияние и т.п. Правда, сегодня реальную суть социальных функций журналистики сводят к поддержке и укреплению власти тех, кто материально поддерживает, финансирует, обеспечивает техникой или другим способом редакцию, теле-радиостудию.

Традиционно СМИ декларируют выполнение таких социальных функций:

1.  Информативная.

2.  Регулятивная (управленческая)

3.  Объединяющая (интегрирующая)

4.  Образовательная.

5.  Гедонистическая (развлекательная)

6.  Рекламная.

7.  Воспитательная.

Развитие христианской журналистики не должно ограничиваться выполнением одной или нескольких функций, но важно грамотно определить приоритеты, выбрать основную, движущую функцию, отвечающую фундаментальным принципам редакции. В контексте христианских основ журналистики, попробуем дать определение каждой из этих функций.

1.  Информативная – объективное, всестороннее информирование о событиях, явлениях, тенденциях в стране и в мире, их интерпретация и комментарии с помощью экспертов или на основе собственной осведомленности и компетентности. Выполнение  информативной функции не ограничивается пустым информированием о том или ином событии. Христианская журналистика должна стать надежным ориентиром для тех, кто старается разобраться в сложных и неоднозначных реалиях мира. Информация требует комментария компетентного лица или нескольких лиц. Каждый день следует повышать собственную компетентность, осведомленность.

2.  Регулятивная (управленческая) – контроль за соблюдением правды и справедливости со стороны всех ветвей власти на всех уровнях, что предусматривает добросовестное проведение журналистских расследований как альтернативного пути поиска правды, когда государственная власть, лицо или группа лиц не в состоянии ее найти или не желают ее раскрывать. Христианская журналистика должна быть рупором правды: искать правду, провозглашать правду, реализовывать правду.

3.  Объединяющая (интегрирующая) – призывать и стимулировать население к активной социальной жизни, чтобы привлечь все слои общества к державоустройству. Выступать в роли миротворца, когда общество разделено, когда идет противостояние на политической, религиозной, национальной почве, акцентировать внимание общественности на том, что все мы, независимо от взглядов и убеждений, являемся одной нацией, одним социумом.

4.  Образовательная – наверное, является самой сложной, поскольку предусматривает преобразование информации в знания. Информации не поможет человеку, человеку нужны знания. Дать человеку информацию – это подарить ему рыбу, которой он сможет питаться один день, но дать человеку знание – это научить его ловить рыбу, обеспечив на всю жизнь. Этот процесс требует большого мастерства и чуткого сердца, но результаты оправдывают все усилия. Журналист должен путем системного исследования и анализа предупреждать людей о возможных негативных последствиях, постоянно осмысливать политические, научные, экономические, социальные процессы в стране и в мире, чтобы дать реальную картину мира и упредить манипуляцию.

5.  Гедонистическая (развлекательная) – казалось бы, лишенная моральных идей о вечных философских вопросах, эта функция СМИ также необходима социуму. Каждый человек имеет психологическую потребность в умственном отдыхе, восстановлении душевных и определенной мерой физических сил – то есть сознательном кратковременном устранении от повседневного решения разных проблем. Необходимость существования развлекательной журналистики сегодня не вызывает возражений. Огорчает низкий уровень этичности авторов развлекательных материалов, присутствующий даже в религиозных изданиях. Журналисты не осознают, что, подавая анекдоты “о неверном муже и жене” они подрывают институт семьи, унижают и опошляют семейные отношения. При активном использовании “приколов”, не ограниченных этическими рамками, мы рискуем получить крайне бульваризированную прессу, в которой, потворствуя читательским потребностям “веселого”, будут применяться даже запрещенные с точки зрения морали слова. Избегнуть исполнения такой перспективы можно при условии, если мы не будем превращать развлекательные материалы в средство познания действительности, а главное – будем осуществлять развлекательную функцию без наименьших нарушений этических обязанностей, какими бы требовательными они не были.

6.  Рекламная – честное и добросовестное размещение рекламных материалов, уровень которых не опускаются ниже установленной редакцией этической и эстетической планки, и которые не направлены на поощрении человека в удовлетворении его низменных начал. Реклама должна стать источником полезной информации, зеркалом качественного экономического и социального прогресса, советником в профессиональной ориентации, благодаря которому, человек будет узнавать о том, что на самом деле является важным и актуальным.

7.  Воспитательная – на этой, важнейшей функции журналистики остановимся детальнее. Изменение нравственно-ценностных ориентаций современной журналистики, вызванное масштабными деформациями общественной морали, не могло не сказаться на перераспределении выполняемых ею функций. Учить, воспитывать, проявлять заботу об обычном человеке, подавая ему взвешенную, объективную и правдивую информацию, глубокую аналитику фактов и явлений, большинство современных СМИ не считают своей основной обязанностью. Это считается не актуальным и не модным,  и к тому же требует значительных интеллектуальных и профессиональных усилий. Отказываясь от воспитательной функции, журналисты сводят задачи масс-медиа к информированию населения. Вместо глубокой аналитики журналисты употребляют иронически-саркастические “приколы”, вызывая у человека эмоциональное удовлетворение от полученных сведений. В результате политику превращают в клоунаду, трагедии в зрелище, религию в фарс, - все должно развлекать аудиторию!

“Журналисты не должны стараться изменить мир, - утверждает Майкл Гартнер, бывший главный редактор и совладелец американской “Дейли Трибьюн”. – Если вы хотите заниматься этим, станьте матерью, учителем или политиком. Журналист же должен изучать, объяснять и раскрывать мир”.

“Наша профессиональная (журналистская) обязанность – сообщать, а не учить. Учитель – эта уже другая профессия, – считает Александр Народецкий, директор украинской службы “Радио Свобода” в Праге.

Из этих довольно распространенных убеждений видно, что информативная функция все больше доминирует над воспитательной, а то и вообще вытесняет ее из журналистской специальности. Недостаток информации считается основной проблемой информационного пространства страны. Мысль американского исследователя масс-медиа Нила Постмана о том, что нехватка или наличие информации на самом деле не влияют на решение насущных проблем, считают ошибочной и, как минимум, неактуальной.

“Связь между информацией и действием разорвана. Информация стала предметом обихода, которую можно купить и продать, использовать как форму развлечения, или носить как наряд для повышения престижа, – утверждал Постман в 1999 году. - Она приходит безоглядно, ни на кого в частности не направлена, не связанна с полезностью; мы пресыщены информацией, тонем в ней, не имеем над ней контроля, не знаем, что с нею делать.

Есть две причины, из-за которых мы не знаем, что с нею делать. Во-первых, мы уже не имеем целостной концепции самих себя и вселенной, наших взаимных отношений и наших отношений с миром. Мы уже не знаем, как знали в средние века, откуда мы пришли, куда идем и зачем. То есть, мы не знаем, какая информация нужна, а какая не нужна для нашей жизни. Во-вторых, мы направили всю нашу энергию и интеллект на разработки машинерии, которая лишь увеличивает наш запас информации. Как следствие, наши укрепления против информационного пресыщения упали, наш информационный иммунитет не срабатывает. Мы не знаем, как фильтровать информацию, мы не знаем, как ее уменьшить, не знаем, как ее использовать. Мы страдаем от своеобразного культурного СПИДа”.

“Но сейчас я бы хотел поставить несколько других вопросов, по моему мнению, еще более уместных, – продолжает Постман. - Разве Ирак оккупировал Кувейт из-за нехватки информации? Если бы между Ираком и США возникла ужасная война, произошло бы это из-за нехватки информации? Если в Эфиопии дети умирают от голода, то происходит ли это из-за нехватки информации? Разве расизм южной Африке существует из-за нехватки информации? Если преступники слоняются улицами Нью-Йорка, то делают ли они это из-за нехватки информации?

Или обратитесь к случаям, которые касаются личной жизни: если вы и ваша жена будете несчастливы вместе и ваш брак закончится разводом, то произойдет ли это из-за нехватки информации? Если ваши дети будут плохо вести себя и будут позорить вашу семью, то произойдет ли это из-за нехватки информации? Если у кого-то из ваших родственников будет нервный срыв, то произойдет ли это из-за нехватки информации?”.

Особенно хочется обратить внимание на один вопрос, который Постман ставит в вышеприведенном отрывке. “Если бы между Ираком и США возникла ужасная война, произошло бы это из-за нехватки информации?” – как пророчески звучат его слова в свете последних событий. Война произошла не из-за нехватки информации о наличии оружия массового поражения в арсеналах Хусейна; она не могла не произойти, поскольку администрация США преследовала совсем другие цели. 

Функции гуманистической и христианской журналистики

 

Гуманистическая основа

Христианская основа

Основные социальные функции

Информативная, гедонистическая

Образовательная, воспитательная

Редакционное содержание

Определяется спросом аудитории

Определяется реальными потребностями общества

Этические принципы

Общечеловеческие или личные убеждения

Христианские доктрины

Социальная ориентация

Удовлетворение вкусов аудитории

Формирование вкусов аудитории

Сегодня на многих примерах наблюдаем, что информационное перенасыщение привело к растерянности человека перед событиями. Исчезла четкая иерархия в информационных потребностях общества, журналисты перестали отделять добро от зла и в философском и в обыденном смысле.

Некоторые исследователи вполне уместно считают первых Апостолов Христа первыми публицистами. Тяжело вообразить в кого бы превратились Апостолы, если бы они информировали людей о Евангелии, а не проповедовали его, не учили и не воспитывали бы уверовавших.

Ошибочным тезисом, в котором кто-то усматривает образец диалектической мудрости, является выражение “кто владеет информацией – владеет миром”. Однако, даже самая точная информация о количестве наркоманов в стране, их состоянии и мотивах, не поможет ни одному из них. Информация о преступлениях высших должностных лиц не посадит их на скамью подсудных, информация о преступном режиме не изменит его. Информация не является знанием. Знания нужны для того, чтобы реализовать информацию.

Воспитательная функция требует от журналиста больших профессиональных знаний, осведомленности, компетентности и чуткого сердца. Журналист, который выполняет эту миссию, должен объединять черты священника, психолога и просто порядочного человека. Речь идет не о навязывании собственных этических схем или моралистических поучений. Журналисту следует найти слова, образы, сравнения, чтобы предоставить другим возможность понять и почувствовать то, что понял и почувствовал сам.

Мы живем в эпоху многовариантного информационного выбора. Журналист-христианин не имеет права обманываться тезисом “чем больше выбор – тем лучше”. На самом деле, чем больше выбор – тем неуверенней чувствует себя человек. Именно поэтому воспитательная функция христианской журналистики состоит в том, чтобы не только подать человеку разнообразные варианты выбора, но и выразительно подчеркнуть один из них – самый верный с точки зрения евангельской истины. 

Христианские основы журналистики в практическом применении 

Для большинства журналистов не всегда понятно, каким образом применять этические принципы в конкретных случаях. То есть необходима системно-теоретическая разработка всех этических проблем журналистики, осмысление прецедентов в журналистской практике, дискуссии, обсуждения, диалог. Надеясь на продолжение дискуссии для разработки целостной методологической базы журналистской деятельности, предлагаем такие соображения.

Внимательно исследуя книги Нового Завета, видим, что евангельское слово касается всех сфер жизни общества. Итак, для журналиста-христианина не должно существовать табу на исследование той или иной темы. Но вопрос о том, как освещать эти темы, не нарушая ни христианского вероучения, ни профессиональной этики, должен волновать каждого. Рассмотрим несколько основных сфер интереса СМИ. 

Политика 

СМИ облегчают доступ проинформированным гражданам к участию в политических процессах, обеспечивают информацией о событиях, проблемах, о власти и кандидатах. Тем не менее, именно в политической сфере встречаем сегодня больше всего примеров журналистской некомпетентности, манипуляции, очернения, насмешек и откровенного вранья. Нередко медиа становятся творцами политических мифов: “все политики корупционеры и взяточники”, “заниматься политикой – вступать в союз с сатаной”, “христианство и политика – несовместимые понятия” и т.п.

Подконтрольные действующей власти СМИ используют все средства для дискредитации оппонентов или же игнорируют других участников политических процессов, оставляя их в информационном вакууме. СМИ которые стоят на стороне оппозиции также не гнушаются грязными технологиями для подрыва репутации власти и зарабатывания симпатии населения. Снова таки видим в действии основные постулаты гуманизма: собственные интересы журналиста и интересы собственников медий являются мерилом для творческой деятельности, а истина выгодная лишь тогда, когда соответствует личным интересам. Мол, мы – добрые, они – плохие, а потому для того, чтобы они проиграли можно применять любые методы.

Сохранить баланс в вихре политических событий, остаться правдивым и добросовестным аналитиком можно лишь твердо стоя под диктатурой собственной совести, основанной на христианской вере. Вторым условием является профессионализм и осведомленность, знание исторических и современных политических теорий либерализма, консерватизма и т.п.

Политика может иметь христианскую суть. Примером этого может служить консервативная мысль 19 века. В отличие от антропоцентричного и релятивистского либерализма консерватизм не отрывает человека от трансцендентного, базируется на христианской, а не на просветительской философии. Представители этого направления – Томас Пейн, Эдмунд Берк, Джон Стюарт Милль, Алексис де Токвиль и другие выступали за реформы, но против революции, утверждали, что политическая структура государства должна строиться на христианских и национальных традициях и культуре. Согласно консервативной мысли, свобода человека без гарантий авторитетной власти является пустым звуком. Свобода должна существовать лишь с внешними ограничениями, она не должна стать самоцелью.

“Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены» (Римл.13;1). Эти слова Апостол Павел сказал в назидание при условиях еще более коррумпированной и несовершенной политической системы, чем у нас.

“...Написано: начальствующего в народе твоем не злословь” (Деян. 23;5). Обидные необоснованные упреки в адрес представителей власти являются неправедным осуждением. Тот факт, что медиа призваны разоблачать некомпетентность, коррумпированность и злоупотребления властей, не дает права употреблять обидные слова и поносить органы власти. Не следует забывать, что и оппозиционные депутаты являются властью, установленной от Бога, и высказывание о них должно быть не менее взвешенным, чем о президенте или премьер-министре страны. Осторожным следует быть и в оценках политических акций протеста: конституция демократического государства, являющаяся наивысшим документом, регламентирующим деятельность власти, разрешает проведение любых акций в рамках действующего законодательства. Так что право высказывать несогласие с действиями властей не является нарушением христианских принципов взаимоотношений с властью. 

Терроризм и военные конфликты 

В 1995 году редакция газеты “New York Times” высказала категоричную мысль: “Говоря пессимистически, наш век можно назвать веком сатаны. Еще никогда в истории люди не проявляли такой склонности, такого желания убивать миллионы других людей из-за расовой, религиозной или классовой принадлежности”.

Анализируя начало 21-го века, трудно вообразить, во что превратится мир в будущем, если новое тысячелетие началось с кровавых войн с международным терроризмом. Терроризм этот подобен космической черной дыре из фантастических фильмов: чем интенсивнее ведут по нему огонь, тем больше он расширяется. Развитые мировые государства борются с терроризмом террористическими методами, что напоминает гашение пожара керосином.

Невероятное количество манипулятивных спецопераций сопровождают современные вооруженные конфликты, каких еще не знала история. Последним ярким примером стала война в Ираке в марте-апреле 2003 года. Ни одна война не обходится без пропаганды, но когда пропагандой занимается “независимая журналистика” – это является наихудшей формой манипуляции, разрушающей принцип качественной журналистики вообще.

Смакование подробностей кровавых столкновений и тупые повторы пропагандистских штампов государственной пресс-службы стали основными составляющими журналистских текстов. Вместе с тем глубокий анализ корней терроризма почти не просачивается на страницы ведущих изданий. Что порождает терроризм, что мотивирует террористов-смертников, как изменить социальные, культурные, психологические условия, которые стимулируют развитие терроризма? На эти и другие вопросы обязано откликнуться журналистское слово. Ведь кроме мира автоматов, масок и взрывчатки у террористов существует мир собственных идеалов, стремлений, ожиданий, чувств, веры. Террористы не изолированные лица, они выражают довольно распространенные настроения, иначе они не имели бы поддержки среди населения многих стран. Терроризм невозможно искоренить насильственными методами. Антитеррористические вооруженные кампании приводят к озлоблению населения и число террористов неотвратимо растет.

Конечно, каждый вооруженный конфликт требует глубокого и непредубежденного исследования. Журналист должен дать понимание природы терроризма, чтобы, формируя общественное мнение, стимулировать структуры власти изменять условия, порождающие терроризм. Если журналист утверждает, что в определенной ситуации вооруженное вмешательство необходимое, его мнение должно быть обосновано конкретными фактами и реальными прогнозами экспертов. Говоря словами российского философа Владимира Соловьева, меч воина и перо дипломата нужно рассматривать и оценивать согласно их рациональности в определенных условиях, и каждый раз из них лучшим будет то, которое лучше служит добру. 

Экономика 

Нынешние комплексные системы национальных и международных экономик не могут существовать без СМИ. Масс-медиа выражают потребности человека улучшить и защитить  свое материальное состояние, но вместе с тем используются для поддержки экономических идеологий, которые пропагандируют основным законом жизни получение прибыли. Авторы Документа Папского Совета по вопросам массовой коммуникации приводят один из примеров такой идеологии – неолиберализм: “Базирующийся на сугубо экономической трактовке личности, он в ущерб достоинству отдельной личности и отдельного народа – считает своими единственными измерениями прибыль и рыночные законы. Из-за этих обстоятельств средства коммуникации, которые должны служить всем, работают на благо немногих. Процесс глобализации создает чрезвычайные возможности все большего благосостояния. Тем не менее, составляющей этого процесса является факт, что некоторые нации и народы находятся в состоянии изоляции и эксплуатации и постоянно отстают в борьбе за развитие. Эти ячейки нужды и бедности в море излишка являются источниками зависти, отчуждения, напряженности и конфликтов. Учитывая эту несправедливость, для масс-медиа недостаточно считать своей задачей изображать вещи такими, каковыми они являются. Бесспорно, это таки их задача. Однако существуют случаи человеческого страдания, которые просто игнорируются медиа, сообщая о других вещах: это селективное поведение не имеет оправдания”.

Журналист-христианин способен упредить экономическую манипуляцию, из-за которой народ оказывается на грани обнищания, а социально-экономические условия становятся основой общественных конфликтов, руководствуясь известными библейскими истинами, как основой для подготовки материала. Например:

“Кто не работает, тот пусть и не ест” (2 Фесс. 3;10). Принцип, который активно использовали коммунисты, был и остается призывом к активной работе, как путь к материальному благосостоянию и достойной жизни.

“Кто крал, впредь не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся” (Ефес. 4;28). Подавая людям широкий выбор трудоустройства, освещая преимущества честной работы, мы изменяем психологические условия, которые порождают криминальные преступления. 

Культура 

Культура как способность и потребность человека выражать свое творчество, создавать и совершенствовать является движущей силой человечества. Если по своей значимости для жизни общества культуру сравнить с политикой и экономикой, то на первом месте обязательно будет культура. Создавая и совершенствуя современную культуру можно радикально повлиять на развитие всех других сфер жизни общества или наоборот – оказывать содействие деградации и аморализации человека. Большинство нынешних СМИ пропагандируют самые примитивные и поверхностные вкусы, ограниченное мышление. Формы культуры традиционного христианского содержания остаются без надлежащего доступа к СМИ, их авторы остаются не услышанными.

Журналистское слово должно четко указывать на ошибочность современного культурного процесса, в особенности тех его форм, которые руководствуются постмодерными представлениями о реальном и трансцендентном мире. Однако это слово не должно суживаться на критике других. Главная задача журналистов-христиан – пропагандировать те культурные ценности, которые раскрывают уникальность и многогранность мира и его Творца. Развитие христианского искусства необходимо стимулировать, поощрять, рекламировать; ценности секуляризированного общества должны быть вытеснены не критикой, а качественной альтернативой христианизированной культуры. Кризис христианского искусства заключается не в финансовой бедности, а в лени, в нежелании работать над созданием конкурентоспособной продукции. С нынешними глобальными возможностями благодаря интернету и электронной почте, художественные произведения можно распространять многотысячными тиражами, не тратя ни копейки. Почему бы не воспользоваться новейшими технологиями для развития искусства? Ведь гарантией успеха являются не финансовые возможности, а профессионализм и посвящение своей цели. Если мы желаем истинного возрождения современной культуры, мы должны его стимулировать, рекламировать и совершенствовать, что предусматривает и конструктивную критику.

Философия

Философия является необходимой составляющей для многогранного развития общества, для интеллектуального понимания бытия, трансцендентности, взаимосвязей, этики, эстетики и религии.  Всю историю человечества человек испытывал потребность понять смысл жизни, познать мир вещей, упорядочить мысли, создать рациональную подпочву для дальнейших действий. То есть философия существует не ради самой себя (как демонстрируют авторы некоторых якобы философских телепрограмм), а для понимания мира. Понятно, что далеко не все в этом мире можно познать интеллектуально, в особенности то, что касается личности Бога, многое следует воспринимать на веру, поскольку можно легко впасть в невежество, объясняя логическим путем вещи, находящиеся вне границ человеческого понимания. Тем не менее, философия выполняет великое множество полезных функций, в частности, интеллектуальное объяснение сути религии.

Философия может формировать идеологии, направленные против человеческого блага: таковыми были марксиско-ленинская философия, философия фашизма, нацизма. Основой для разрушительных идеологий 20 века служили разные философские течения предшествующих веков, о которых мы уже вспоминали, рассматривая развитие гуманизма, видим, какую информационную экспансию и моральное разрушение несет нынешняя философия постмодернизма.

Философия необходима для профессиональной журналистики и, прежде всего, для интеллектуального понимания своей миссии и способности разъяснить эту миссию другим. С помощью философии можно писать замечательные журналистские произведения: речь идет не о публикации в газетах серых философских трактатов. При помощи философии можно создавать разнообразные интеллектуальные формы произведений, не нарушая их содержания: можно написать произведение религиозного характера, не употребляя слова “Бог”, но каждому читателю будет понятно, что речь идет именно о Боге. Философия необходима журналисту также для анализа и разъяснения различных религиозных и идеологических систем. Как журналисты, которые хотят стать глубокими аналитиками, мы не можем игнорировать ее значения. 

Религия 

Религия является естественной потребностью человека познавать Бога и смысл жизни. Активное сотрудничество Церкви и СМИ может стать могущественной силой, способной изменить мир. Однако, ныне видим настоящую информационную блокаду, развернутую масс-медиами против Церкви, подавая лишь то, что интересно с их точки зрения. В современных изданиях нередко можно встретить грязные формы изображения христианства, выискивание наихудших представителей священства, на примере которых журналисты дискредитируют Церковь. Попытки подорвать репутацию Церкви ярко демонстрируют скандалы вокруг священников-педофилов, епископов-геев и прочие безобразные примеры, из которых как светские, так и церковные газеты делают зрелище, смакуют подробности. При этом выдающаяся роль Церкви в жизни общества замалчивается, об этом писать неинтересно и немодно. Это отмечают и авторы Документа Папского Совета: “...Медиа игнорируют религиозные идеи или вытесняют их на обочину; они трактуют религию без надлежащего понимания, а то и с пренебрежением, как объект любопытства, не заслуживающий серьезного внимания; они враждебно относятся к признанным религиозным группам, измеряя соотношения религии и религиозного опыта категориями светскими, поддерживают религиозные взгляды, которые имеют светский привкус, стремясь втиснуть суть потусторонности (трансцендентности) в рамки рационализма и скептицизма. Нынешние медиа часто отображают постмодернистское состояние человеческого духа, находящегося в границах собственной имманентности, не имея никакого отношения к трансцендентности”.

Если основным недостатком журналистики светской является игнорирование религии, то центральная ошибка журналистики церковной – неконтролируемая и не всегда мотивированная критика своих же братьев-христиан. Не имея никакого духовного образования, подконтрольные лишь главному редактору, многие церковные журналисты считают, что имеют право подвергать критике другие конфессии, отдельные церкви, духовных лиц.

Безусловно, коррекция, критика и, возможно, обличение Церкви нужны, но этим должны заниматься лишь те, кто имеет на это право и авторитет. Это чрезвычайно серьезный вопрос – иметь влияние в Божьем доме. Выход за границы собственного авторитета является одним из проявлений несправедливого осуждения. Если мы подвергаем критике кого-то, всегда следует помнить: “Не судите, чтобы и вас не судили; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить” (Мат. 7;1-2). “Никто не имеет права говорить от имени Церкви, если он к тому не уполномоченный. Личные убеждения не могут подаваться как учение Церкви” – сказано в Документе Папского Совета. 

Наука 

Наука выражает потребность человека исследовать, изучать, составлять схемы и объяснять мир для усовершенствования человеческой жизни. Поскольку некоторые научные течения противоречат религии, много христиан считает, что не надо вообще связываться с наукой. Однако наука исследует то, что создал Бог, а потому по своему призванию не может быть ошибочной.

Журналистам-христианам следует активно заявлять о необходимости и целесообразности реформирования академического образования, о десекуляризации гуманитарных наук. Научным достижениям следует предоставлять надлежащую оценку при помощи экспертов, ведя дискуссии, диалог. Наука должна занять надлежащее место и в журналистском творчестве. Аналитический уровень христианской журналистики еще довольно низкий, а потому следует овладевать умением научно аргументировать свои мысли, осваивать новинки научного мышления. Христианская журналистика должна стать журналистикой мыслящей, избавиться от лени, предубежденности, чрезмерной эмоциональности. Определенным интеллектуальным импульсом в этом процессе может быть участие ученых в прессе. Роль научного аргумента чрезвычайно велика, ею нельзя пренебрегать: таким аргументом может выступать цитата из научного произведения, публикация частей научной работы, выводы лабораторных исследований и т.п. 

Выводы 

Падение общественной морали в последние десятилетия всячески поддерживается СМИ, которые формировались и функционируют на гуманистической основе. Не нужно глубоко вчитываться в строки нынешних так называемых “независимых” изданий, чтобы ощутить, как от них веет духовной пустотой. Христианские церковные издания маловлиятельны и непрофессиональны, чтобы повлиять на общую картину.

Сегодня журналистику хотят лишить силы поднимать общественную мораль. С одной стороны, нынешняя философия постмодернизма отрицает воспитательную функцию СМИ, с другой, создает идеологическую основу манипулятивной формы журналистики под названием “постжурнализм” – процесс подчинения жизни общества “логике” масс-медиа. Творцы современной постмодерной журналистики формируют нового журналиста, “лишенного идеологических догм”, “мыслящего самостоятельно”, “без ограничений религиозными рамками”. Упрямо игнорируется исторический факт, что именно идеологические догмы христианства, основанные на верховенстве веры в Бога заложили основы настоящей демократии, культуры, искусства, что они ограждают человека от вредных влияний, а не ограничивают творческую мысль. Порой через невежество, порой через сознательную антихристианскую позицию теоретики современной журналистики игнорируют предшествующие две тысячи лет христианской мысли и ее влияния на все сферы жизни общества. Самостоятельное мышление, лишенное религиозного самоконтроля, приводит лишь к расшатыванию вечных моральных основ, к сужению на собственном круге интересов и удовлетворению поверхностных желаний.

Возрождение христианских основ журналистики означает возрождение не только ее извечных принципов и заданий. Журналистам следует осознать новую историческую реальность, принципиально новые технологии влияния на массовое сознание, изменить формы и методы работы соответственно процессам, которые происходят в мире, не утратив фундаментальных основ журналистской профессии то есть ее суть.

Современное журналистское образование требует реформ; системных и глубоких с хорошо продуманной философской основой. Необходима десекуляризация журналистики как гуманитарной науки, внедрение в образовательную систему курса журналистской деонтологии. Возрождение христианских основ журналистского образования не предусматривает снижения интенсивности работы. Наоборот, эта работа будет более сложной как для тех, кто учит, так и для тех, кто учится. Но прав был английский мыслитель Томас Карлейл, который утверждал: “Любая реформа, кроме моральной, напрасна”. И журналисты-христиане и церковные деятели должны совместно повлиять на министерство образования, на учебные заведения чтобы эта реформа была осуществлена.

Утверждение христианской журналистики поможет изданиям стать инициаторами честной политики, расцвета искусства, экономического процветания, творцами возрождения христианских ценностей в обществе. Христианская журналистика призвана формировать качественные вкусы, научить достойным нормам жизни, призывать к политической, социальной, общественной активности, духовно обогащать человека. Но прежде всего журналисту следует определиться с собственной моральной позицией, принять решение жить и работать по наивысшим стандартам чистой совести. Итак, прежде всего, необходимо осознание своей миссии, которая вытекает из христианского призвания.

Христианская журналистика нужна обществу не как эстетичное произведение еще одной культуры или опора узкоконфессиональной пропаганды, а как христианское видение этого мира, рецепт лекарства от бездуховности, аморальности и деградации человечества, государства, личности; и самое главное – провозглашение и утверждение вечных истин Евангелия.

“Что я должен знать, уметь и делать?” – пусть поставит себе вопрос журналист, который хочет осознать свое призвание. Автор этих строк определил для себя этот вопрос так: “Журналист должен знать абсолютные истины, уметь передать не информацию об истине, а именно истину, правдиво и откровенно. Журналист должен искать, познавать, провозглашать и утверждать истину, быть мыслителем и миссионером в одном лице”.

 Несмотря на то, что этот материал адресован всем читателям, независимо от их мировоззренческой позиции и религиозных убеждений, необходимо подчеркнуть, что стержневой проблемой в гуманистической основе журналистики является отсутствие высшего морального авторитета, Гаранта внутренних ценностей, из-за чего понятия добра и зла трактуются на собственное усмотрение. Эта проблема постигла многих журналистов, которые стараются работать по христианским нормами и правилам, беря из библейского учения лишь моральные принципы и отвергая их Гаранта. Но классическое христианство не рассматривает евангельские добродетели независимо от их Творца. “Я есмь путь и истина и жизнь”, – говорит Иисус, подчеркивая, что именно Он, а не Его учение является высшей истиной. Евангелие также говорит, что только подражая Христу, а не прибегая к философским спекуляциям можно исполнить Его заповеди. “Не бойся, только веруй” – вот основной принцип Слова Христа, в котором заложено все содержание моральных ценностей. Так что христианская концепция журналистики неприемлема для атеиста или представителя других религий. Лишь с верой в Иисуса Христа как в Божьего Сына возможна действенность и социальная ценность журналистики христианской основы.

© Павел Александров. Все права защищены.

Ссылка на материалы этой работы при их цитировании обязательна.

Резюме об авторе 

Павел Александров

1980 г. р. 

Электронный адрес:

pawlos@ua.fm

Образование:

1998-2003 – студент факультета журналистики Львовского национального университета им. И. Франка.

Июнь 2003 – получил диплом магистра журналистики. 

Предыдущая робота:

1999-2002 – внештатный корреспондент львовской газеты “Высокий Замок”.

2000-2001 – главный редактор студенческой газеты факультета журналистики ЛНУ “Время и Взгляд”.

2002-2003 – участник проекта “Медиакритика” при Институте медиа-экологии ЛНУ. 

Награды:

Июнь 2001 – Журналистская премия Львовского союза журналистов Украины “Проба пера” за редактирование студенческой газеты “Время и Взгляд” и публикации в прессе.

Матеріали: 


 
 
 
 

 
X
To prevent automated spam submissions leave this field empty.